19 октября 2020 • Пн • 20:33
$ 77.96 € 91.30
Сейчас:
+8°C
Утром
+9°C

Орские яблоки, за которые император отдал золотые часы: история легендарного Перовского сада

Павел Лещенко, Урал56.Ру
30.08.2020
4024
Старогородской рынок в 20-х годах прошлого века, вскоре после революции

Перовский сад появился в Орске в 1870-х годах. Существует городская легенда, будто бы он был основан по приказу генерал-губернатора Василия Перовского; это неправда. На самом деле, история гораздо интереснее, хотя задействованы в ней не аристократы, а простые люди.


Фруктовый сад в бесплодной степи

Разбили сад некие мещане по фамилии Дмитриевы. Были они неместными – приехали в Орск из подмосковного села Перово, в котором располагались дачи московских богачей и которое славилось своими садоводческими традициями. В Орске их стали называть не по фамилии (Дмитриевых было полным-полно и без них), а по предыдущему месту жительства: Перовские (как приехавших из Оренбурга назвали бы Оренбургскими, из Москвы – Московскими и т.д.).

Эти самые Дмитриевы-Перовские взяли в аренду землю на берегу Коровьего озера, за старогородским кладбищем. Судя по всему, орчане к их затее отнеслись скептически: считалось, что превратить засушливую, продуваемую пыльными бурями степь в цветущий сад невозможно. Однако Перовские доказали, что возможно все: нужно только работать, не жалея сил, причем не только руками, но и головой. Они наладили полив, подобрали удачные сорта деревьев – и вскоре на окраине города раскинулся замечательный сад. В нем выращивались яблоки, смородина, клубника.


Орское казначейство (сейчас – детский сад) в 1911 году. Фото ОКМ

Когда в 1891 году цесаревич Николай (будущий император Николай II) посещал Орск, ему в доме купца Назарова преподнесли дары: от купечества – хлеб-соль на серебряном блюде; от казаков – богато оформленную книгу «История Оренбургской губернии»; от мещан – резное блюдо из яшмы; от женской общины – пуховый платок…


Цесаревич Николай (сидит в центре) во время того путешествия. Правда, это он не в Орске, а в Томске

А садовник Дмитриев подарил 23-летнему наследнику престола «произведения своего сада». Будущий государь не остался в долгу:

В доме купца В.И. Назарова (где Его Высочеству также поднесли хлеб-соль на серебряном блюде) Цесаревич изволил выкушать стакан чаю с вишневым вареньем домашнего приготовления и пробыл в доме купца целых пятнадцать минут. После вручения В.И. Назарову портрета Цесаревича с его личной подписью, а садовнику Дмитриеву — золотых часов, Николай отправился в приготовленное для него помещение коннозаводского управления.

С. Овчинников

Путешествие цесаревича Николая Романова

Вот так яблони, выросшие на орской земле, принесли мещанину Дмитриеву-Перовскому золотые часы с царской монограммой.


Казаки, сопровождавшие наследника престола по территории Оренбургской губернии

 

«Единственный культурный рассадник»

После революции в Орск пришла Гражданская война – и стало, конечно, не до сада. Куда подевались сами Перовские, точно неизвестно. Могли и поддержать революцию, могли и против выступить; могли покинуть страну, а могли и лечь в землю где-нибудь неподалеку от своих яблонь – вариантов масса, но достоверных сведений об их судьбе нет. А по шикарному фруктовому саду в 1918 году прошла линия фронта – между деревьями натянули колючую проволоку, из-за которой красные защитники Орска отстреливались от казачьих разъездов, сновавших в степи в районе нынешнего 6 микрорайона и поселка Мясокомбинат и время от времени предпринимавших попытки прорвать оборону.


Отряд уездной милиции в 1917 году. Фото ОКМ

Потом в город вернулась мирная жизнь, и городские власти взялись за возрождение сада – теперь уже, разумеется, не частного, а общественного. В Орском филиале государственного архива хранится старый, очень ветхий рукописный документ – акт, составленный «1927 года октября 1-го дня месяца». 


Акт об обследовании сада – один из самых старых документов Орского архива

Бумага эта была по требованию горсовета подготовлена агрономом Орского уезда Прониным, налоговым инспектором Шутовым и лесоводом Голиком.

…Установили, что сад является очень старым, в возрасте около 50 лет и очень запущенном состоянии. Наблюдается значительная пониженность плодоношения в связи с его старостью и зараженностью различными болезнями. 
При этом, однако, сад не висел на шее города ярмом: к этому акту прилагается смета расходов и доходов, причем объем доходов впечатляет:

В 18927/28 году предполагается яблок высшего качества 1600 пудов [25,6 тонны – прим. Урал56.Ру] из расчета 4р. за пуд в среднем. Кислушки [вероятно, имеются в виду мелкие яблоки-«дичка», то есть плоды непривитых яблонь – в сыром виде есть их не очень приятно, но вполне приличное варенье изготовить можно] предполагается к продаже 700 пудов [11,2 тонны] из расчета 1 р. 60 коп. за пуд. Ранеток предполагается продать 150 пудов [2,4 тонны] по 5 р. К продаже различной ягоды предполагается иметь на сумму 100 руб. (предположения построены на основе прошлых лет). 
Но зарабатывал он не только на плодах – сад использовался и как единственный в уезде питомник.

Плодовых деревьев к продаже имеется в виду 350 корней однолеток по 1 руб., 200 корней окульт. – 60 коп. и 500 дичков по 35 коп. Декоративных деревьев имеется в виду также 1000 корней из расчета 10 коп. за корень.
К тому же, в нем был разбит огород – там выращивались овощи.
Огурцов к продаже предполагается иметь 25000 шт. по 1 коп. Капусты продать имеется в виду 5000 вилков из расчета 10 коп. за штуку. Помидор предполагается продать 625 пудов из расчета 2 р. за пуд. 
Но и это еще не все. При саде действовала небольшая пасека!

Меда предполагается иметь от 9 ульев по 1 пуду 10 фунтов [20 килограммов] из расчета 16 рублей за пуд.
Итого эксперты рассчитывали получить от «очень старого, запущенного» сада 11 тысяч 300 рублей – деньги по тем временам весьма приличные (на зарплату сотрудников той же сметой закладывалось 4,5 тысячи рублей). Но экономическая целесообразность содержания была не главным аргументом за сохранение бывшего Перовского сада.
Означенный сад является единственным культурным рассадником на весь уезд. Снабжение деревонасаждения посадочным материалом хоть в настоящее время и в незначительном количестве, но зато в дальнейшем имеет возможность увеличить площадь плодопитомника… Находим необходимость теперь приступить приведению в надлежащий порядок, не считаясь с размером затрат, и заложить питомник, могущий удовлетворить полностью спрос населения Орского уезда. 
Горсовет с выводами экспертов ознакомился и пришел к тому, что сад нужно развивать. Ради этого депутаты 13 октября приняли решение: «просить Губисполком о сложении с фруктового сада земельной ренты». Мол, деньги, которые сейчас платятся государству за аренду земли, пусть лучше идут на развитие питомника – тоже ведь государственное дело!

 

«Залезли на яблоню и трясли ее, как хотели»

Судя по всему, к 40-м сад уже существенно развился. И, поскольку находился он на берегу Коровьего озера, туда стали стекаться отдыхающие: и искупаться можно, и в тени отдохнуть… Да и яблочком закусить. Это, конечно, было строго запрещено, но не всех запреты останавливали. В архиве хранится такое письмо – настоящий вопль отчаяния – датированное 10 августа 1942 года. В нем начальник садово-оранжерейного хозяйства Иванцов жаловался начальнику Орского гарнизона на красноармейцев, расквартированных неподалеку от сада, в бывшем монастыре. 


Жалоба на красноармейцев-безобразников

По слогу, которым написано это не очень грамотное, но сверхэмоциональное воззвание, чувствуется, насколько возмущен был главный городской садовод:

Неоднократно обращался к Вам за содействием о прекращении посещать городской фруктовый сад красноармейцами. Посещение сада продолжается еще с большим явлением, так что красноармейцы обоего пола не только посещают сад, но и грабят, как, например, в воскресенье, 9 августа, до десяти человек забрались на яблоню и трясли ее как хотели. 
Далее в письме рассказывается, как это самоуправство переросло в конфликт между военными и сотрудниками Горкомхоза – точнее, их детьми:

Дети рабочих, проживающих на территории сада, стали их прогонять, но были безсильны, после чего завязалась ссора, а потом бросание камнями. Такое явление среди красноармейцев, особенно девушек, недопустимо. 

К тому же, возмущался Иванцов, примеру красноармейцев охотно следовали и гражданские хулиганы:

Сад… имеет свое целевое назначение, а не бульварное гуляние. Купанье красноармейцами продолжается до самого поздняго времени, дотемна, и притом в смеси с частными неизвестными лицами, с которыми ведут картежную денежную игру… Еще раз прошу Вас прекратить посещать фруктовый сад красноармейцами, после чего с гражданским населением будет справиться легче. Если будет продолжаться так дальше, то придется донести и поставить в известность окружных и областных военных властей о чинимых безобразиях красноармейцами Орского военного гарнизона. 

На этом письме перьевой ручкой оставлена резолюция, но разобрать ее не получается – чернила впитались в рыхлую оберточную бумагу и расплылись, сделавшись нечитаемыми. Наверное, начальник гарнизона пресек-таки «чинимые безобразия»…


Парк ТЭЦ в 30-х годах прошлого века. Фото ОКМ

Но сад, который официально числился Городским фруктовым (а для орчан продолжил оставаться Перовским), стал постепенно увядать. У него появился конкурент – аналогичный фруктовый сад был разбит на берегу озера Кривого (находится оно в районе нынешней трамвайной остановки «Первая садовая»). Какое-то время они сосуществовали, но жуткое наводнение 1957 года уничтожило Перовский сад практически полностью: огромная масса талой воды стекла в Коровье озеро, которое разлилось, и по старому руслу Урала помчался мощный поток, соединивший Урал (его нынешнее русло) с Орью. Когда вода спала, оказалось, что все хозяйственные постройки и большая часть деревьев сметены течением… В итоге все внимание городских властей переключилось на новый и более перспективный сад, а от Перовского ничего не осталось – местность превратилась в дикую степь, какой ее в 1870-х застал приезжий мещанин Дмитриев.

Когда, уже после создания Ириклинской ГРЭС, городу перестали угрожать разрушительные наводнения, степь вновь распахали: на берегу Коровьего озера появились огородики – уже маленькие, индивидуальные. Но память о дивных яблонях, плоды которых ел сам император, в народе сохранилась: одно из садовых товариществ, расположенных в тех краях, до сих пор так и называется: «сады Перовские». 

Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
30.08.2020 Область

Календарь материалов

Октябрь
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел