Полетели!
19 сентября 2019 • Чт • 03:38
$ 64.43 € 71.24
Сейчас:
+14°C
Ночью
+11°C

Скандал из-за ведра малины: как жены рабочих на жен начальников депутату пожаловались

Политические интриги образца 1938 года

2238
19.08.2019 Область

Орская новостройка в середине 30-х годов прошлого века. Фото ОКМ

В Орском филиале областного архива хранится занятное письмо 80-летней давности. В нем четыре рассерженных домохозяйки из поселка Никель требуют от депутата Верховного Совета РСФСР принять самые решительные меры против никельского начальства, которое настолько оторвалось от народа, что малину покупает не как все, отстояв очередь к ларьку, а через «спецраспределитель», организованный на квартире. Эта история, интересная сама по себе, выглядит еще более ярко в контексте событий, происходивших в то время на Никеле…

 

«Закрытый распределитель» для начальников и их друзей

Детективная драма разыгралась в 1938 году на площадке Никельстроя.

В этом поселке, который находился в голой степи вдали от города (добираться до него приходилось долго – по деревянному мосту или на пароме через Урал, потом – по разбитым грунтовым дорогам, не очень наездишься в магазин или на рынок) имелся лишь один магазин, где женщины-домохозяйки могли приобрести витамины для домашнего стола. Но возможность эта, судя по всему, была чисто теоретической: ларек-то имелся, а что в самом ларьке?

 — В поселке Никеля имеется один ларек, торгующий (иногда) овощами, возле которого жены рабочих простаивают целые дни в бесполезном ожидании… Простояв целый день в очереди, ожидая получить хотя бы 1 килограмм ягоды, уходят усталые, недовольные, ни с чем.

Почему же на прилавке не оказывалось этой самой ягоды? Начальник Продснаба (отдел продовольственного снабжения существовал в структуре каждой крупной стройки или крупного предприятия) объяснял это тем, что у него не хватало ни транспорта, ни даже тары, чтобы эту самую ягоду в поселок привезти.


Письмо за подписью 4 домохозяек

И вот однажды жены рабочих заметили, что к дому начальника Продснаба подкатила подвода, то есть лошадь, впряженная в телегу. Телега оказалась загруженной какими-то ящиками. Женщины возмутились: как это нет транспорта и тары, если вот они – транспорт стоит, жует травку, а тару таскают в дом?

Разъяренные домохозяйки ворвались в квартиру начальника и обнаружили там активистку Совета жен ИТР (то сеть инженерно-технических работников – в отличие от них, жен простых работяг, она была «белой костью»), которая насыпала себе из ящика малину. На той же квартире были обнаружены плановик Продснаба и жена самого директора Никелькомбината, тоже пришедшие полакомиться сладеньким.

 — Начпродснаба устроил у себя в квартире «закрытый распределитель» исключительно только для своих друзей. Нашел и тару, и транспорт, - писали женщины депутату Верховного Совета РСФСР.

Начальник Продснаба объяснил это просто: мол, да, привез ягоду для себя и друзей, да, распределял ее у себя на квартире. Но это был частный заказ, не через контору. Жены рабочих вскипели: ах, для частных заказов и транспорт, и тару найти не проблема? А если не для себя, а для людей – то никак не получается?!


1937 год, дом в поселке Никель. Фото ОКМ

Свое негодование они выплеснули в уже упоминавшемся письме на имя депутата Верховного Совета РСФСР Василия Комарова по Орскому округу:

 — Стахановцы, рабочие, ИТР и служащие честно борются за пуск никелевого комбината в срок, установленный партией и правительством. Мы считаем, что в этот решающий момент Продснаб… должен приложить все силы к нормальному, бесперебойному снабжению… Но факты творящихся безобразий показывают другое. Совет жен ИТР должен вести повседневную борьбу за лучшее снабжение и прекращать самоснабжение, но его отдельные активистки… являются самыми активными самоснабженками. Подобных фактов было много, о которых доводили до сведения и партийные, и профсоюзные организации. Но никаких мер не было принято.

Письмо за письмом, и все – в столицу

Принял ли депутат Комаров, только-только избранный в ВС, какие-то свои меры, помог ли он разгневанным домохозяйкам поселка Никель, мы не знаем.


Открытка 1938 года

Но не исключено, что это письмо было использовано в кампании, которая была развернута против первого директора комбината Николая Чекасина (а может, и появилось на свет в рамках этой кампании). В одной из предыдущих «старостей» мы уже рассказывали, как 17 июля 1938 года на директора жаловался профсоюзный лидер Понкратов: дескать, тот «не взялся по-большевистски за устранение последствий вредительства» и «наплевательски относится к важнейшим мероприятиям». Причем профорг не стал мелочиться и отправил письмо сразу наркому Кагановичу.

21 августа на свет появилось вот это послание четырех домохозяек: развел, мол, Чекасин небольшевистские порядки на вверенном Родиной объекте, да еще его жена малину без очереди получает… И оно тоже отправилось «наверх», в Верховный Совет.


1934 год. Подвоз стройматериалов на локомотивный завод. Фото ОКМ

Известно также, что уже 3 сентября в Орск нагрянул представитель обкома ВКП(б) Яшечкин. Он публично выступил с разгромной речью, где назвал Чекасина двурушником, вокруг которого «свила гнездо такая сволочь, которая служила в армии Колчака и с бронепоезда расстреливала красноармейцев». Яшечкин тогда требовал исключить директора из партии...

Может, были и другие письма, и даже наверняка были. Но в декабре 1938 года атака на Чекасина, очевидно, еще продолжалась. В архиве до сих пор хранится такая переписка. Руководитель общего отдела горсовета Ярцанкин требовал от Чекасина, а также Агеева (руководителя треста «Орскхалилстрой»), Миронова (первого главного инженера ЮУНК) и Бабкина (кто он такой, нам установить не удалось) ответить, почему они не явились на заседание, состоявшееся 27 октября того же года.


Запрос горсовета – ответ директора

Что на это ответили остальные трое, неизвестно, но письмо первого директора никелькомбината, отпечатанное на официальном бланке предприятия и подписанное жирным красным карандашом, в архиве хранится до сих пор:

 — Я не могу восстановить сейчас в памяти, где я был 27.Х.38 г., а посему и не могу дать объяснения причин моей неявки на Пленум Горсовета 27.Х.38 г.

Судя по всему, над головой Чекасина тогда действительно сгустились тучи… Однако, несмотря ни на что, он сумел сохранить не только жизнь и свободу, но и должность – год спустя Николай Никитович был удостоен ордена Ленина, директорствовал на Никеле до 1940 года, и, пройдя сквозь страшные времена репрессий, а потом и войны, умер в Орске в 1963 году. Сегодня его имя носит одна из улиц поселка Никель.


 

Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову, а также МАУК «Орский краеведческий музей» и лично методиста Анастасию Симонову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Календарь материалов

Сентябрь
2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


дфм
19 сентября в Орске отключат свет 17 сентября в Орске отключат свет 16-17 сентября в Оренбурге не будет холодной воды 17 сентября в поселках Орска не будет газа Перейти в раздел