6 августа 2020 • Чт • 12:26
$ 73.28 € 86.63
Сейчас:
+24°C
Утром
+26°C

Мерзлая картошка и «горящая земля»: как тыловой Орск выживал в военное время

Павел Лещенко, Урал56.Ру
06.05.2019
2917
Улица Уральская (сейчас – Краматорская) в военное время. Фото из фондов ОКМ

А мы продолжаем рассказ о том, как Орск во время Великой Отечественной войны «перестраивался» на новый лад в полном соответствии с лозунгом «Все для фронта, все для победы». Помогают нам в этом документы, которые были составлены в 1942 году и до сих пор хранятся в аккуратной папке на стеллаже Орского филиала госархива Оренбургской области. В первой части этого материала мы рассказали, как многократно увеличившееся население Орска ютилось по подвалам и землянкам, как решался вопрос нехватки продуктов и т.д. Но возникали у местных властей в те суровые годы и другие проблемы, требовавшие немедленного решения…


 

Враги медицины: отсутствие лекарств и самодурство начальников

Одним из самых сложных для военного Орска был вопрос медицины. До революции он был уездным городком с крошечной больницей. В 30-х, когда начали строиться предприятия и численность населения резко возросла, местные власти пытались улучшить медобслуживание (они вводили в строй новые отделения, впрочем, располагавшиеся в старых зданиях, и даже открыли при городской больнице курсы медсестер), но давалось это тяжело.


Операционная эвакогоспиталая, размещенного в здании школы №49

А уж во время войны ситуация осложнилась очень резко. Во-первых, в тыловой Орск стали прибывать с фронта эшелоны раненных – их размещали в эвакогоспиталях, которые открывались по большей части в зданиях школ. Во-вторых, сюда же съезжались мирные граждане, эвакуированные из областей, попавших под контроль врага. Они опять-таки ехали целыми эшелонами – рабочие предприятий, их семьи… В-третьих, люди были вынуждены жить в антисанитарии, холоде и голоде, а это само по себе располагало к возникновению эпидемий… В общем, нужны были больницы, лекарства, нужен был грамотный медперсонал. И всего этого недоставало катастрофически.

 — В течение 3 месяцев Облздрав не высылает сыворотки для определения групп крови… Совершенно отсутствует стрептоцид, сульфидин и сульфазол. Прибывает много народа из ряда районов – как быть? – такое письмо, буквально вопль отчаяния, отправил(а) в областной Чкалов руководитель Горздрава по фамилии Доля.

Порой врачи сталкивались с непониманием и даже агрессивностью со стороны ответственных работников – руководителей предприятий в первую очередь. Ведь медучреждения организовывались при заводах (эта практика сохранилась до самого конца существования СССР, поэтому горбольницу №4 до сих пор часто называют «ЮУМЗовской», и №3 – «Чкаловской»), и именно директора отвечали за то, чтобы в хозяйственном плане больницы были всем обеспечены. 


Сами жили в крайней нужде, но последнее отдавали фронту... Список вещей, собранных орчанами для отправки красноармейцам

Но у директоров других забот был полон рот – план выполни, продукцию, необходимую фронту, отгрузи, рабочих где хочешь размести, продукты в столовую завези, мыло для бани найди… А тут заявлялись люди в белых халатах и чего-то требовали. Возникали конфликты. И так часто возникали, что тот же (та же) руководитель Горздрава направил(а) председателю горсовета жалобу:

 — Зав. коммунальным отделом завода №257 К. к медработникам, обслуживающим завод, относится грубо и нетактично, при этом проявляя полное самодурство. Дровяной сарай детской консультации был путем взлома замка открыт и отобран, и сейчас консультация не может завозить топливо… Врач Архангельская пришла к К. по данному вопросу, последний начал кричать на врача «Выматывай, выматывай!», т.е. уходи из кабинета. Врач, которой многие граждане Локомотивстроя обязаны за спасение жизней детей, рассказывает об этом случае издевательства со слезами на глазах… При распределении картофеля по детским учреждениям замдиректора Никелевого комбината К. выдавал мерзлую и гнилую картофель, на протесты заявил: «Не возьмете это, не получите ничего». Зав. Торготделом С. последнее время перестал принимать медработников, заявляя: «Мне нечего вам дать и не о чем разговаривать».

Но самая удивительная ситуация сложилась в поселке Ново-Троицк, который тогда относился к Орску. И этот вопиющий случай на трудности военного времени уже никак не списать:

 — В Ново-Троицке при амбулатории была организована родильная комната, где женщины рожали, а теперь женщины рожают в общежитиях лишь потому, что руководству комбината было неприятно слышать стоны рожениц… Комната была закрыта по указанию руководства комбината, а пред. поселкового совета с этим смирился.

Конечно, деятельность Горздрава не ограничивалась одними лишь жалобами. Медики вместе со всеми остальными орчанами перестроили свою работу так, чтобы она оказалась максимально эффективной в жутких военных условиях.

 — Город разбит на медучастки. Вся работа возглавляется начальником участка – врачом. При каждом участке организован актив, состоящий из депутатов, милиции, домохозяек и профсоюза. На медучастках организовано круглосуточное дежурство, оказывается скорая помощь на месте, организованы род. койки, проводится подготовка санитарно-оборонных кадров… Создано 79 первичных организаций РОКК [Российского общества Красного Креста – прим. Урал56.Ру] с количеством членов 4435 чел., подготовлено 5390 чел. значкистов ГСО [«Готов к санитарной обороне СССР» - прим. Урал56.Ру], организовано 6 групп медсестер составом 205 чел., 8 сандружин, 124 санпоста…


Значок «ГСО»

 

Обратная замена: лошадь снова заняла место трактора

Еще одной проблемной сферой была, разумеется, коммуналка. Она и сейчас, в мирное-то время, доставляет городским властям массу хлопот, а уж тогда…


Весна 1942 года, Старый город, затопленный Уралом. Фото из фондов ОКМ

Люди, как мы уже говорили, жили где придется: и в старых, рассыпающихся домах (к тому же изрядно потрепанных небывалым наводнением 42 года), и в бараках, которые задумывались как временное жилье, но оказались жильем постоянным, к тому же забитыми под завязку, и в подвалах, и землянках… Весь этот никудышный жилфонд нужно было как-то содержать. Ни людей, ни техники для этого не было.

И, если с рабочими руками можно было что-то придумать – например, вместо ушедших на фронт мужчин принимать на работу женщин – то с техникой дело обстояло сложнее. Роль тракторов и грузовиков приняли на себя лошади. И пришлось им, мягко говоря, нелегко.

 — Немаловажное значение в военное время приобрел гужтранспорт Горкомхоза, который обслуживает нужды предприятий и строительства, а также населения. Гужтранспорт за это время увеличился до 130 голов. Благодаря уплотнению рабочего времени и сокращению холостых передвижений транспорт ежемесячно план перевыполняет на 40%, - писал в докладной записке начальник Горкомхоза Сбытный.

Чтобы лошадкам проще было тянуть свои грузы, нужно было что-то сделать с городскими дорогами. И коммунальщики проявили смекалку: часть движения они перевели на недостроенные трамвайные пути (как мы уже рассказывали, их в Орске начали строить еще до войны, но потом строительство законсервировали).

 — Нами замещены особо важные участки дорог: связана ж/д станция и Орск, элеватор со Старым городом, дорога по пойме реки Урал, соединяющая Старый город со стройками, и используется участок трамвайной линии по трассе Новый город-Никель…

Занимался Горкомхоз и наведением чистоты в жилфонде: в городе действовали так называемые «санитарные комиссии», которые следили за тем, чтобы в местах скученного обитания людей соблюдалась какая-никакая чистота, не позволяющая распространяться заразным болезням. Там, где выявлялись недостатки, они «устранялись путем дезинфекции и других мер профилактического порядка».

Если летом требовалось следить за тем, чтобы на улицах не гнили отбросы, то зимой возникала другая, еще более серьезная проблема: чем топить жилье? Угля катастрофически не хватало… И орские власти нашли решение.

 — По Сталинскому району заготовлено топлива курая по совхозу №6 200 тонн, по населению – 120 тонн. Кизяка по Крекингу и совхозу 500 куб., по населению – 200 куб. Кроме того, по Крекингу ежесуточно имеется горящей земли 30 тонн и 30 тонн кислого гудрона, который будет нами употребляться для обогрева населения… Заготовка топлива продолжается, - рапортовал председатель оргбюро Быков.

Тут нужно объяснить нынешнему читателю, о чем идет речь. Курай – это высокая трава с зонтичными цветками. 


Тот самый курай

Она является символом Башкирии, из высохших полых стеблей этого растения делают народный инструмент типа флейты, который так и называется – курай. Этим именем называют часто и солянку русскую, и борщевик, и шары перекати-поля – в общем, сорные травы, которых много в орской степи. Конечно, как топливо они не особенно эффективны – сгорают моментально, а тепла выделяют чуть, но труда для их сбора приходится прилагать очень много… Однако, если ни дров, ни угля нет, куда деваться? Топили и травой.


Рапорт товарища Быкова

Кизяк – это высушенный навоз. Ходи за коровами, собирай лепешки, прессуй их в кирпичики – будешь зимой печку топить. Тоже эффективность не из лучших, но, как говорится, не до жиру.


Крекинг (ОНОС) в годы Великой Отечественной. Фото из архива предприятия

Что же касается топлива, которое образовывалось на Крекинге – то есть нефтеперегонном заводе – то с ним тоже не все гладко. Горящая земля - это, вероятно, замазученная почва, пропитанная нефтематериалами. И это еще полбеды. Бедой был тот самый «кислый гудрон». Не от хорошей жизни «население» жгло его в печах...

 — Кислые гудроны являются продуктами, получающимися в результате очистки нефтяных дистиллятов и остатков нефти серной кислотой... К.Г. не нашли квалифицированного использования в промышленности и сбрасываются в специальные пруды-накопители. За счет высокого содержания серной кислоты и других сернистых соединений они оказывают отрицательное экологическое воздействие на окружающую среду.

Большая энциклопедия нефти и газа

Многие орчане до сих пор помнят эту «кислятину»: вязкая маслянистая жидкость привозилась и сливалась в яму во дворе. Когда наступали морозы, приходилось брать топор и рубить смерзшуюся массу. Обувать следовало валенки – обычную обувь серная кислота съедала за несколько походов к яме, а войлок как-то держался... Попадая в огонь, куски гудрона издавали странные звуки и густой вонючий дым, но горели очень жарко. Правда, стальная «буржуйка» на таком топливе выдерживала лишь одну зиму: разъеденный металл прогорал до дыр... 

Что ж, и здесь все подчинялось главному принципу военного времени: все для фронта, все для победы. И все силы, и все здоровье…





Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
06.05.2019 Область

Календарь материалов

Август
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел