4 июля 2020 • Сб • 16:20
$ 70.50 € 79.22
Сейчас:
+16°C
Утром
+21°C

Времена меняются, варварское отношение к природе остается: как в Орске 30-х годов боролись со стихийными свалками

Павел Лещенко, Урал56.Ру
17.06.2020
1315
1936 год, парк ТЭЦ в Орске. Фото ОКМ

В архивных документах, составленных в далекие, почти уже забытые, времена, мы часто обнаруживаем проблемы самые злободневные. Вот, например, недавно Урал56.Ру написал несколько материалов о стихийных свалках и о том, как (не очень эффективно, если честно) местные власти с ними борются. И вот открывается архивная папка 80-летней давности – а в ней рассказ о том, как больше 80 лет назад чиновники воевали на том же поле… Удивительно, но ни сама проблема, ни методы ее решения за столько большой срок почти не изменились!

 

Отходы были натуральными, но не менее опасными

Для начала стоит сказать: тогдашние свалки отличались от нынешних, но ни природе, ни людям от этого легче не было.


В те времена не выпускалось еще целлофановых пакетов, всевозможных полимерных упаковок и прочей ерунды, которая теперь вываливается в степь целыми грузовиками и потом растаскиваются ветром, покрывая чуть ли не каждый квадратный метр земли, уничтожая живую природу… Да и вообще, бытового мусора, конечно, образовывалось куда меньше – объедки скармливались животным, а какие-нибудь бутылки использовались в хозяйстве и сдавались в приемные пункты, избавляться от них никто не спешил. В 30-х незаконные свалки состояли из отходов другого рода.

Практически в каждом частном доме имелась скотинка: корова ли, пара ли овец, свинья… А ездили люди по большей части не на машинах, а на лошадках. И вся эта живность без устали производила навоз, который надо было куда-то девать. На вопрос «куда» орчане тогда отвечали так же, как и сейчас – да за город, вот еще тут думать… Степь большая, все примет. Только вот выглядели эти кучи, окружавшие Орск, не очень эстетично. А еще они пахли. А еще из них текла жидкость – и та, что в них содержалась изначально, и та, что дожди со снегопадами нанесли. А куда деваться жидкости? Образовывать ручейки и течь в реку, разумеется. А из этой реки люди пили – не у всех во дворе имелся колодец, черпали прямо из Урала, со специальных мостков...


1937 год, рабочий санитарно-транспортного обоза. Тут он не вычерпывает нужники, а поливает водой улицу, но технология, в общем, та же. Автор фото неизвестен

Помимо отходов жизнедеятельности животных, нужно было еще девать куда-то отходы человеческой жизнедеятельности. Центральной канализации еще не было, даже в самых лучших и современных домах нужник находился во дворе (в официальной смете 1940 года на постройку сберкассы это архитектурное сооружение изящно называется «уборная на 4 очка»). 


1930 год, вырезка из газеты «Чкаловская коммуна». Иллюстрация из коллекции Е. Васильченко

Когда выгребная яма переполнялась, жильцы отправляли заявку в санитарно-транспортный обоз (кстати, считается, что это предшественник МУП «САТУ», старейшее коммунальное предприятие нашего города) или нанимали частника-золотаря. Приезжал мужик на телеге с бочкой, брал в руки ведро на длинной палке – и вычерпывал им содержимое ямы. Работа была, мягко говоря, не очень престижной, но оплачивалась щедро… Наполнив свою бочку, золотарь вез ее – ну, вы понимаете, куда. Ответственный золотарь – в установленное место, а безответственный – до ближайшей рощицы. А потом, опять-таки, жидкости текли в реку, инфекционное отделение городской больницы пополнялось пациентами и далее, далее…

 

1935: квартуполномоченные и дворники, объединяйтесь!

Осознав, что быстро растущий Орск оказался в зловонном кольце, депутаты городского Совета летом 1935 года собрались, чтобы решить: что с этим делать? Для начала они мужественно признали проблему (надо сказать, в те суровые времена не боялись жестких формулировок и не мямлили дипломатично «кто-то кое-где у нас порой»: если работа поставлена плохо, значит, плохо!) и попытались выявить слабые места «мусорной» системы:

Констатировать, что санитарное состояние города и новостроек в настоящее время находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Причиной этого является недостаточная работа в этом направлении горкомхоза, органов милиции, саннадзора, жилсоюза и общественных организаций, которые не обеспечили организации масс на борьбу за чистоту города и новостроек и не приняли к наиболее злостным лицам суровых мер воздействия.
Зафиксировав этот печальный факт, чиновники 1935 года решили принять ряд мер:

  • начать планомерное выявление стихийных свалок силами 20 специально созданных (сформированных из числа медиков и сотрудников коммунальных служб) бригад;

  • провести общегородское собрание комендантов домов, председателей ЖАКТов (жилищно-арендных кооперативных товариществ – была такая форма домовладения в раннем СССР), квартуполномоченных (представителей жильцов коммунальной квартиры), председателей уличных комитетов и дворников – в общем, тех, кто владеет ситуацией на местах и видит то, чего не видно из кабинетов горисполкома;

  • нарушителей, которые вываливают мусор где попало, наказывать по линии милиции, не затягивая дела, в течение 3 дней, и рассказывать о каждом случае в городской газете – чтобы другим было неповадно;

  • создать в структуре горкомхоза 2 штатные единицы «сторожей по охране водоисточников и борьбы с самовольными свалками нечистот по берегу Урала» – видимо, сторожа должны были периодически обходить территорию или, как сказали бы нынешние чиновники, проводить рейдовые мероприятия;

  • «выпустить в массовом издании лозунги и объяснения в борьбе с антисанитарией» – ну это само собой, куда же без лозунгов-то…

 

1937: кто разрешил травить трудящихся?!

Очевидно, все эти меры желаемых результатов не дали. Несанкционированные свалки продолжали выявляться – и порой было непонятно, а точно ли они несанкционированные? Два года спустя, в 1937, горсовет принялся выяснять статус одной из колоссальных свалок, и эта переписка сохранилась в архиве.


1937 год, дом в поселке Никель. Фото ОКМ

Председатель завкома (заводского комитета профсоюза) Орского кирпичного завода, фамилии его история не сохранила, обратился в горсовет с жалобой: возле предприятия, а значит, и жилищ рабочих, раскинулась колоссальная свалка. Телеги и ассенизаторские бочки так и снуют, не успевают разгружаться, а бедные работяги вынуждены это все нюхать… Опять же, мухи заразу разносят, ну и вообще, лопнуло пролетарское терпение.

Тут надо уточнить: кирзавод располагался в месте достаточно безлюдном, там, где сейчас начинается улица Строителей (кстати, как было создано это предприятие, мы уже рассказывали, это интересная история). Место было примерно равно удалено от трех крупных жилых массивов: Локомотивстроя с Соцгородом и поселком ВЭС (нынешний центр города от мехзавода до ДК Нефтехимиков), Никеля и Крекингстроя (теперь – поселок Победа). И изо всех трех массивов к кирзаводу везли зловонные отходы.


Ответ санинспектора, написанный в 1937 году

Так вот: в горсовете ситуацию оценили и тоже вознегодовали: в самом деле, почему устроили помойку под носом у трудящихся?! Написали гневное письмо санитарному инспектору по фамилии Акулов. А он прислал ответ:

Сообщаю, что мной никогда не отводилось место для ассенизационных полей в районе кирзавода, имеющиеся свалки неизвестно кем производятся, [их] нужно считать самовольными… Надзор за свалками согласно постановления СНК возложен на органы милиции. Обяжите начальника милиции найти виновных и наложить штраф.

Тов. Акулов
Госсанинспектор
Тут же Акулов приводит перечень свалок официальных. Их в том районе оказалось 5 штук: отдельно для Никеля, Кирзавода, ОЛС (Орсклокомотивстроя), ТЭЦ, Крекинга (ОНОСа). Вот они, нанесенные звездочками на современную карту. Правда, расположение ну очень приблизительное – точнее по старым документам места не установить.

Примерные места расположения официальных свалок в 1937 году. Основа коллажа – спутниковая карта Яндекс

Чиновники воспользовались советом санинспектора и отправили следующее письмо – уже в милицию:

Начальнику 1-го отделения милиции. В горсовет поступило заявление предзавкома Кирзавода об образовании в районе кирзавода свалочных мест… Обязываю вас установить виновных в самовольной организации свалочных мест и оштрафовать. На будущее за этими местами усилить надзор. О выполнении доложить отв.секретарю горсовета.

Тов. Елфимов

Зав. общим отделом горсовета

 

 

1939: эта свалка уже переполнена, подавайте следующую!

И вот прошло еще 2 года. Осенью 1939 депутаты горсовета вновь уселись за обсуждение вечной проблемы. 


Распоряжение, датированное 1939 годом

Правда, на этот раз проблема оказалась несколько шире: мало того, что город обрастал несанкционированными свалками, так еще и санкционированные, выяснилось вдруг, не отвечали высоким санитарным требованиям!

Существующие свалки и поля ассенизации около поселков Локомотив, Нового города, ТЭЦ, Крекинг, Никель и Вокзального поселка закрыть, поставить в этих местах столбы с надписями, запрещающими свалку… Мусорные места, расположенные в районе пос. Локомотив (левый берег р. Елшанки), в районе Нового города, пос. ТЭЦ, пос. Крекинга ликвидировать, обязав коммунальный отдел ЮУТС, Никелькомбината и Крекингзавода обрать их к 1.Х.39 г. Обязать Горкомхоз запахать и произвести дезинфекцию закрытой свалки у Нового города.

Тов. Милованов
Председатель горсовета
В этом же распоряжении председатель обозначил места для расположения новых, безопасных в санитарном отношении, свалок. Для Локомотива и Нового города – 3 га в районе Ущелья; для ТЭЦ и Крекинга – 2,5 га в районе хлебозавода; для Никеля – 1,5 га возле Каменного оврага; для Вокзального и Мясокомбината – 2,5 га на Кумакской горе. Попробуем опять-таки найти эти места на современной карте:

Новые (для 39 года) места складирования отходов. Основа коллажа – спутниковая карта Яндекс

Читаешь старые бумаги – и не покидает ощущение дежа-вю: за прошедшие 80 лет ситуация почти не изменилась! Жители Орска, считая, что от небольшой кучки мусора природа не сильно пострадает, везут в степь кучку за кучкой и превращают окрестности города в одну сплошную помойку; а орские власти используют старые добрые методы: проводят рейды, штрафуют нарушителей, развешивают таблички и размещают агитационные материалы в СМИ. Но, как и в эпоху индустриализации, меры эти оказываются не слишком эффективными – результат мы можем увидеть, сделав шаг от города в любом направлении…



 

Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову, а также МАУК «Орский краеведческий музей» и лично методиста Анастасию Симонову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
17.06.2020 Область

Календарь материалов

Июль
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел