5 июля 2020 • Вc • 09:26
$ 70.50 € 79.22
Сейчас:
+18°C
Утром
+23°C

Школа в здании ресторана и икона вместо классной доски: как орские ученики постигали науки 80 лет назад?

Павел Лещенко, Урал56.Ру
08.09.2018
3982

Центр Орска в 1934 году

К нынешней системе образования предъявляется много претензий, далеко не все устраивает и детей, и их родителей, и самих учителей… А как с этим дело обстояло раньше? Давайте заглянем в архивную папку с докладом 83-летней давности: он был зачитан членам исполкома Орского горсовета в августе 1935 года.

 

Любой дом может стать дворцом знаний

По официальной статистике, в 1934-1935 учебных годах в Орске на 4835 учеников приходилось 20 школ. Собственно в Орске (то есть, по-нынешнему, в Старом городе) имелось 6 начальных школ, где дети обучались до 4 класса; 4 неполных средних школы – в них учились до 7-го; и всего 1 средняя, до 10 класса (тут нужно уточнить: если на первых двух ступенях образование было бесплатным, то за обучение детей в 8, 9 и 10 классе родители платили по 150 рублей в год – приличная по тем временам сумма). 

В новостройках (Никель, ТЭЦ, Крекинг и прочие поселки, появившиеся при возводимых предприятиях) действовали 6 начальных школ и 3 неполных средних.


Цифры официальной статистики

Главной проблемой, конечно, была нехватка помещений для школ. Это после Великой Отечественной город стал строиться невероятными темпами, а в 30-х новые здания возводились нечасто. И орские детишки учились где придется: под школы отдавались самые разные строения.

 — Мы получаем бывшее здание Горного техникума и открываем среднюю школу; получаем здание городской больницы и открываем начальную школу; получаем бывшее помещение «Фурор» и за счет свертывания ресторана появляются детское кино и библиотека-читальня; получаем здание детской консультации горздрава для организации детской технической станции… За счет получения этих зданий у нас получается разместить контингент учащихся на 1935-36 гг. нормально, - делился радужными планами начальник городского отдела народного образования (его фамилии под докладом нет, есть только роспись).

При этом он оговаривался: порой в зданиях, отданных под школы, невозможно создать хоть сколько-нибудь возможные условия для учебы. 

 — Ни одна школа не имеет оборудованной вешалки, и как следствие, на занятиях учащиеся сидят в пальто или вынуждены бросать их на подоконники или под себя, на скамейки… Не все школы имеют собственные уборные. Учащиеся школы №9 пользуются уборной, расположенной на площади для общего пользования. Школа №3 имеет общую уборную для девочек и мальчиков, разделенную перегородкой… Учебное помещение школы №14 состояло из 2 комнат и комнаты, в которой жила сторожиха, там же проводились игры ребят в перемены, там же учителя находили себе место для отдыха…

Парта 1935 года – неоструганная доска

Разместить детей по помещениям «нормально» - это было половиной дела. А куда их сажать? Как учить? Начальник гороно в своем докладе перечислил ужасы, встречавшиеся в орских школах:

 — Начальная школа №12 с контингентом учащихся 260 человек в качестве учебной мебели имела 7 парт и 7 столов… Начальная школа №14 имела столы, их устройство: 4 стойки, к ним прибиты по 3 доски, образующие плоскость; расстояние между досками 5-10 сант., доски не строганы, имеют безобразный вид.

Помимо столов, не хватало учебников, тетрадей. Поэтому и писать приходилось все больше мелом на доске. Но и досок тоже не было. Поэтому под доски приспосабливались самые неожиданные плоскости… Например, ученики одной из школ учились писать на большой храмовой иконе – их было много, церкви-то позакрывали... 

 — Нужно 250 000 тетрадий (так в оригинале – прим. Урал56), поступило 25000. Работа происходит с мелком в руках, и даже не всегда школы имеют приличные классные доски, например: базовая школа №12 в качестве классной доски имела икону.

Про то, что было бы неплохо получить реактивы для проведения практических уроков химии, а также наглядные пособия (карты и глобусы) для уроков географии, начальник гороно лишь робко намекнул…

 

Учителя получали меньше уборщиц

В своей речи докладчик процитировал фразу, которую мы все хорошо знаем, хоть и забываем порой, кто же ее произнес: «Кадры решают все».


Укладка шпал в Орске. Середина 30-х

Перед горсоветом заведующий гороно, напомним, отчитывался в августе 1935-го. А в мае того же года, то есть тремя месяцами раньше, Иосиф Сталин на встрече с выпускниками военных академий произнес ту самую фразу, которая мгновенно стала крылатой…

 — И, наконец, педагогические кадры, которые должны были решить все. По школам города и новостройкам мы имеем 149 преподавателей, из них имеет высшее образование 18 человек, незаконченное высшее – 14 человек, среднее специальное (педтехникум, гимназия с педагогическим уклоном) – 88 человек, имеют подготовку в объеме 5,6,7 лет – 33 человека.

Но главная проблема, по мнению начальника гороно, заключалась не в низком уровне подготовки учителей, а в том, что они воспринимали свою работу как наказание и были даже рады тому, чтобы их выгнали из школы – тогда можно было бы устроиться куда-нибудь в более «приличное» место.

 — Некоторые работники считают, что… педагогический труд низкооплачиваемый… неценный и «неприличный». Мы имеем случаи невыхода на работу, попытки уйти в другую систему. Так, работники школы №3-9 Т. и С. заявляют без зазрения совести: «Мы никогда не получали 100-115 рублей, такую зарплату получает уборщица. Работать больше не будем, в военно-физкультурные лагеря не пойдем. Сделаем, чтобы сняли нас с работы».

Тут же приводятся и другие факты: молодые учительницы не обеспечены жильем, а снимать его не могут себе позволить из-за низкой зарплаты, так что приходится им «вести кочевой образ жизни, ночуя то у одной подруги, то у другой»; из-за нехватки людей учителя вынуждены вести по нескольку предметов – например, директор школы №6 поселка Мясохладостроя преподает одновременно русский язык, литературу, немецкий язык, черчение, да еще и ведет один из начальных классов… 

«Идеологически слабые» учителя были рады, что их увольняют

Из всего этого чиновник образца 1935 года сделал несколько странные выводы: нужно срочно усилить политико-воспитательную работу в педагогической среде! А еще провести беседы с руководителями строящихся предприятий, чтоб бывших учителей на работу не принимали и не провоцировали текучку. Мысль о том, что за высококвалифицированный труд стоит платить больше, чем за низкоквалифицированный, тогда и бежать с работы никто не станет, ему в голову почему-то не пришла. Впрочем, этот вопрос находился вне его компетенции, а выходить на высокое руководство с такими инициативами было небезопасно.

 

Родители забрали учеников и увезли кочевать

Отдельной проблемой было обучение детей из «нацменских» семей. 

Культура национальная по форме, социалистическая по содержанию

Многие из них русского языка не знали, а отыскать учителя, владеющего татарским или казахским (в те времена говорили и писали «казаки», «казакский»), было непросто.

 — Мы не обеспечили преподавание на родном языке… В совхозе «Темпы Советов», ферма №3, школа имеет первый класс, по составу дети казаков, а учительница русская. Учительница заявляет, что работать в этом классе трудно, я их не понимаю, они меня не понимают. В результате и 15 человек на второй год оставлено 7. Еще хуже получилось с этим классом в конце учебного года… Родители были гуртоправами, и с момента выхода со скотом в поле они забрали своих детей из школы… Работникам совхоза пришлось собирать их по полю и заставлять продолжать учиться.

Непролетарская идеология и ненормальные отношения

Разумеется, в докладе был затронут и вопрос вредительства в образовании. А как же без этого в 30-е годы?

 — Мы недостаточно решительно вели борьбу с попытками привить детям элементы непролетарской идеологии, не оградили школу от чуждых пролетариату влияний, привычек и настроений. Мы имели случаи выпивки среди учащихся (школа №8 Локстроя), ненормальных взаимоотношений девочек и мальчиков (школа №8 и №14 Локомотивстроя), коллективную выпивку, складчину (школа №4) при благосклонном влиянии к этому делу взрослых.

Сейчас это может показаться странным и даже смешным – с чего бы вдруг «выпивка» стала занятием, нехарактерным для пролетария? Но тогда было не до смеха.


Строительство моста в 1935 году

Это, утверждал начальник гороно, «большая недоработка, граничащая с государственным преступлением». Приближался мрачный 1937 год – тогда в Орске началась настоящая охота на учителей-вредителей… Но это уже отдельная история, которую мы расскажем как-нибудь в другой раз.

 



Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
08.09.2018 Область

Календарь материалов

Июль
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел