Участвуй!
8 апреля 2020 • Ср • 09:42
$ 75.46 € 82.01
Сейчас:
+1°C
Ночью
-2°C

«Некоторая растерянность, а порой неоправданный либерализм»: чем жил Орск в июле 1989 года?

Павел Лещенко, Урал56.Ру
27.07.2018
4260

Проспект Ленина. Фото из альбома «Орск-1985»

Урал56.Ру продолжает обзор документов Орского горсовета, хранящихся в городском архиве. Сегодня мы узнаем, какие вопросы местная власть решала в июле 1989 года. Повсюду еще висели красные флаги, школы еще пытались действовать «в духе коммунистического воспитания молодежи», но было уже вполне очевидно: страна трещит по швам, и процесс этот необратим. До исчезновения грозного СССР с карты мира оставалось 2 года…



В пионерлагере «Солнечный». Фото Олега Собкалова

 

Деньги есть, но что на них купить?

Главное, наверное, слово позднего СССР – «дефицит». В дефиците было практически все: колбасу привозили в магазин – и за ней моментально выстраивались очереди; на прилавки «выбрасывали» какие-нибудь электробритвы – и их моментально сметали с этих прилавков. Часто люди заранее узнавали через знакомых продавцов, когда ожидается завоз того или другого, и заранее, за несколько часов до открытия, прибегали в магазин, чтобы скорее оказаться у заветного прилавка… Но у закрытых дверей обнаруживали очередь из таких «хитрых» соотечественников, тоже знакомых с продавцами.

Почему так получалось? Все просто: денег у населения было много, а товаров, которые на эти деньги можно было бы купить, - мало. Вот решение, принятое орским горсоветом 20 июля 1989 года:



Деньги есть, а что на них купишь?


 — Исполком горсовета отмечает, что в первом полугодии денежное обращение в городе оставалось напряженным. Денежные доходы населения превысили расходы на 18,6 млн. руб… Рост производительности труда составил 102,3%, рост средней зарплаты – 106,8%, - сообщается в этом документе.

С одной стороны, вроде бы, это было неплохо: доходы населения растут, зарплата увеличивается, здорово же! Но на самом деле нет, не здорово. Потому что темпы роста производства за ростом доходов не поспевали. Да, денег у людей становилось больше, но товаров-то больше не производилось! А сами по себе деньги – просто бумажки. Если на них ничего нельзя купить, то и толку от них нет.



Привокзальная площадь. Фото из альбома «Орск-1985»


Если бы страна жила по законам рынка, это обернулось бы бешеной инфляцией; но цены на все устанавливало государство, и поэтому товаров просто не было – их расхватывали, не разбирая, нужны ли, нет ли... А на сберегательных книжках обычных советских граждан скапливались огромные суммы – которым, впрочем, скоро было суждено «сгореть» дотла.

В 1989 году орские власти пытались исправить ситуацию, подхлестывая местные предприятия, заставляя их увеличивать производство:

 — Потребовать от руководителей предприятий, допустивших нарушение нормативного соотношения между приростом производительности труда и приростом заработной платы за 1 полугодие, обеспечить выполнение плана производительности труда за счет внедрения мероприятий по технической оснащенности…

Как мы теперь знаем, меры эти, увы, ситуации не спасли.

 

«Бандитские 90-е» начинались в 80-х

Обычно, говоря о разгуле криминала, мы используем термины «лихие» или «бандитские 90-е». Но на самом деле истоки этого явления скрываются в позднеперестроечном СССР. Да, в 90-х бандиты стали фактическими хозяевами целых городов и регионов; но мощный всплеск криминала фиксировался уже в 80-х: население терроризировалось уличной шпаной (у нас – «ништяки», в Подмосковье – «любера»), создавались первые мощные ОПГ: «Измайловские», «Ореховские», «Уралмаш»…

Очень заметный (а правильнее сказать, пугающий!) всплеск преступности наблюдался и в Орске. Исполком городского Совета констатировал:

 — Продолжает осложняться оперативная обстановка. Количество преступлений в 1 полугодии выросло на 16,1%, тяжких – на 25,4%. Уличная преступность выросла на 39,0%. Проявляется некоторая растерянность, а порой и неоправданный либерализм в пресечении антиобщественных посягательств… Все еще имеют место факты равнодушия, грубости, профессиональной некомпетентности.

Да уж, «некоторая растерянность»... 39% (да и 16% тоже) – статистика просто убийственная. Это был, безусловно, отчетливый звоночек: наступают действительно страшные времена. И они, как мы знаем, все-таки наступили: всего 3 года спустя, в 1992 году, начальник местной милиции Иван Цыганков будет рассказывать, что бешено растет уже статистика убийств, а преступников в СИЗО собирается столько, что следователи не успевают оформлять материалы уголовных дел…



«Правоохранительные органы работу выполняют неудовлетворительно»


Но в 1989 году горсовет, конечно, и предположить не мог, что все обернется такой катастрофой. И принялся латать расползающиеся дыры привычными методами:

 — Председателям исполкомов райсоветов взять исполнение решения исполкома горсовета под личный контроль... Руководителям правоохранительных органов принять исчерпывающие меры по исполнению плана комплексных мероприятий по укреплению правопорядка… Руководителям предприятий и общественных организаций коренным образом улучшить профилактическую работу… Обратить особое внимание на борьбу с пьянством и алкоголизмом. 

Перестройка, гласность, духовность

В конце 80-х власти атеистического государства стали проявлять чуть больше терпимости к «религиозным культам». В 1988 году было отпраздновано тысячелетие крещения Руси – и православным стали потихоньку возвращать когда-то забранные, а теперь превращенные в руины храмы. Государство повернулось лицом и к другим конфессиям – например, в июле 1989 было принято решение выделить участок земли под строительство молельного дома для «христиан евангельской веры по учению Апостолов».



Протестантской общине выделили участок в Старом городе


В Старый город отправилась комиссия из 10 чиновников: коммунальщиков, пожарных, санинспекторов… Заведующий идеологическим отделом горкома КПСС был, как же без идеологии. А возглавил эту комиссию хорошо всем нам знакомый Виктор Франц – нынешний председатель городского Совета тогда, 29 лет назад, занимал должность заместителя председателя исполкома.

Они обследовали 5 пустующих участков – на улицах Карла Маркса, Петрашевцев, Цвиллинга, Орджоникидзе и на окраине Форштадта – и в итоге протестантской общине решили выделить участок земли на Цвиллинга. Вскоре там началось строительство. Ну, а сам молельный дом существует и сегодня.



Так молельный дом на улице Цвиллинга выглядит сейчас

 

Кооператор – не спекулянт! Как в Орске зарождался бизнес

А еще в последние годы существования СССР по всей стране активно появлялись кооперативы. Не обошел этот процесс стороной и Орска. На июльском заседании горсовета было утверждено 8 уставов новых коммерческих структур!



Еще одна картинка из позднесоветского времени - дети купаются в фонтане на Комсомольской. Фото из альбома «Орск-1985»


Кооперативы не были самостоятельными организациями – они создавались при государственных предприятиях и, по логике идеологов перестройки, должны были помогать преодолеть тот самый товарный дефицит, о котором говорилось в начале этого материала.

Вот, например, кооператив «Тайм» был создан при Орском трамвайном управлении. Он оказывал услуги по ремонту и наладке электрооборудования и бытовой техники.



Почему «Тайм»? Непонятно. Но ведь звучит!


Вообще, названия кооперативам подбирались интересные: краткие, как выстрел, звучные, запоминающиеся… и никак не указывающие на то, чем они, собственно, занимаются.

Например, на том же заседании зарегистрировали кооператив «Вега» при ЮУМЗ. Виды деятельности: «выполнение профилактики и ремонта, обеспечение сохранности техники и оборудования; прокат спортивного инвентаря; предоставление рекламных услуг». Широчайший спектр, ничего не скажешь. Или вот, кооператив «Металлист» при ОЗТП: «Разведение, выращивание, отлов и реализация пресноводной рыбы и водоплавающей птицы». Кооператив «Ускорение» при ресторане станции «Орск»: «Воспроизводство и откорм крупнорогатого скота, свиней, птицы, рыбы; ремонтно-строительные и монтажные работы объектов соцкультбыта».



Фото из альбома «Орск 260»


Считалось, что кооперативы будут привлекать на предприятия дополнительные средства, что позволит оздоровить советскую экономику. Эффект, однако, оказался обратным: в большинстве случаев продукция предприятий распродавалась через кооперативы по рыночным ценам, кооператив получал прибыль, а само предприятие при этом оставалось без оборотных средств – как сегодня считают многие экономисты, это и стало началом того процесса, который народ метко прозвал «прихватизацией».


На этом экскурсию в июль 1989 года мы закончим. Но ровно через неделю, в следующую пятницу, вернемся к теме и узнаем, чем Орск жил в августе… Допустим, 1936 года. Следите за обновлениями в нашей рубрике «Ретро56»!




Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала филиал ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» в городе Орске и лично директора Инну Ершову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
27.07.2018 Область

Календарь материалов

Апрель
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел