ВТБ

24 сентября 2021 • Пт • 04:52
$ 72.72 € 85.20
Сейчас:
+8°C
Утром
+8°C
Днем
+15°C

Алексей Навальный в эфире оренбургского ТВ рассказал о планах на выборы

Сергей Корносенков, Урал56.Ру
23.05.2015
7458
Алексей Навальный и Максим Курников в эфире «Орен-ТВ»

Известный оппозиционный политик Алексей Навальный 22 мая в эфире «Орен-ТВ» рассказал о планах участия в выборах 13 сентября 2015 года. Беседовал с Навальным шеф-редактор радиостанции «Эхо Москвы в Оренбурге» Максим Курников.

Максим Курников: — Добрый вечер, в эфире телеканала «Орен-ТВ» программа «Эхо недели» и сегодня мы по скайпу поговорим с Алексеем Навальным. Здравствуйте, Алексей.

Алексей Навальный: — Добрый день.

Максим Курников: — Алексей, все сейчас начинают говорить о выборах, какие-то партии уже проводят праймериз, и хочется понять, как принято называть, несистемная оппозиция, пойдет ли на выборы?

Алексей Навальный: — Во-первых, мы не согласны с ярлыком «несистемная оппозиция», мы реальная оппозиция. Просто есть оппозиция, которая говорит то, что считает нужным, а есть люди, которые умалчивают правду или обманывают, поэтому мы самая настоящая оппозиция. В рамках нашей коалиции, которая недавно создана, есть несколько партий, имеющих лицензию, и после переговоров мы решили, что пойдем на выборы объединенным списком на базе партии «РПР-Парнас».

Программа «Эхо недели» на «Орен-ТВ», 22.05.2015

Максим Курников: — Алексей, если бы у вас была своя партия, «Партия Прогресса» существовала как легальная, то было бы это объединение или нет?

Алексей Навальный: — Партия — это люди, а не бумажка, поэтому «Партия Прогресса» существует, просто ей не дают лицензию.

Максим Курников: — Но вам же хотят запретить даже называться партией.

Алексей Навальный: — Совершенно верно, видимо, потому что нашу партию боятся. Я лидер «Партия Прогресса», и если бы ей дали лицензию, я бы ставил вопрос о нашем участии в выборах на ее базе. Но я живу в реальном мире и не тяну одеяло на себя, стараюсь исходить из интересов коалиции, интересов избирателей. На выборы в сентябре 2015 года, которые пройдут и в вашем регионе, и на выборы 2016 года в Государственную Думу мы пойдем на базе партии «РПР-Парнас». Важнейшее отличие нашей новой оппозиции в том, что все списки формируются на базе конкурентной процедуры — праймериз. 

Максим Курников: — «Единая Россия» тоже проводит праймериз, вот у нас в Оренбурге прошли выборы на прошлой неделе.

Предварительное голосование в Оренбурге, 17.05.2015
Предварительное голосование в Оренбурге, 17.05.2015

Алексей Навальный: — «Единая Россия»? И не зря вы улыбаетесь, и все начинают смеяться при упоминании праймериз «Единой России», потому что это праймериз с заведомым результатом, для тех людей, которые должны победить. А мы проводим настоящий праймериз.

Максим Курников: — Алексей, когда были выборы в совет оппозиции, вы победили, и это тоже было ожидаемо.

Алексей Навальный: — Я победил, потому что я вел избирательную кампанию, и я надеюсь, кандидаты, которые хотят стать депутатами, также проведут избирательную кампанию сначала среди тех, кто поддерживает активистов, и докажут, что они должны попасть в список, и тогда за них будут голосовать уже на настоящих выборах. Мы очень хотим уйти от старой системы, когда всех назначали из Москвы. Мы считаем, что сами жители регионов должны сформировать эти списки.

Максим Курников: — Алексей, а как вы себе представляете отличие предвыборных кампаний в разных регионах, с одной стороны таких, как Екатеринбург, с другой стороны, Оренбург, например. Или в еще более аграрной области, где вообще ваша повестка может быть неизвестной.

Алексей Навальный: — Мы специально выбрали три совершенно разных региона. Это Калужская область — промышленный регион, где было построено много автозаводов и сейчас в связи с этим большие проблемы. Это абсолютно депрессивная Костромская область и Новосибирская область, которая является научным потенциалом России. Кампании будут абсолютно разные.

Алексей Навальный: 
«Оренбуржцы всё осознали про «Единую Россию»

Максим Курников: — Как вы выбирали, и почему не Оренбург, например?

Алексей Навальный: — В Оренбургской области в сентябре 2015 года нет выборов в Законодательное Собрание, они для нас имеют принципиальное значение. Крайне важные выборы, которые у вас пройдут, это выборы депутатов города Оренбурга. Мы видим, что в Оренбургской области, и я рад это сказать, «Единая Россия» традиционно имеет мало процентов. Это говорит, что избиратели Оренбургской области всё осознали про эту партию. И я очень надеюсь, что будет реальная конкуренция на ваших выборах и какие-то силы добра в лице партий или депутатов смогут дать отпор «Единой России». Но мы организованно участвовать в Оренбургской области, к сожалению, не будем.

Максим Курников: — Но от «РПР-Парнас» будут заявляться кандидаты?

Алексей Навальный: — Кандидаты от «РПР-Парнас» пойдут по одномандатным округам, безусловно.

Максим Курников: — В Оренбурге рейтинг «РПР-Парнас» близок к нулю. Насколько этот бренд осложняет вашу кампанию в будущем, поскольку как ни крути, но «демократы» девяностых у многих людей, даже близки вам по взглядам, вызывают определенную аллергию.

Алексей Навальный: — Я это понимаю, и это одна из причин, почему я создавал свою партию. Потому что я представляю людей несколько других взглядов. Но мы создали коалицию, мы имеем то, что имеем. Других партий нет, и это реально независимая оппозиционная партия. Негативное отношение было, но оно было вчера, именно поэтому мы хотим изменить, мы хотим сделать праймериз. Список «РПР-Парнас», например, в Оренбурге, если бы он был или будет, это не будет список, придуманный Алексеем Навальным или Михаилом Касьяновым, это будет список, который сформировали сами жители города Оренбурга, и поэтому никакого негативного отношения у вас не будет.


Алексей Навальный и Максим Курников в эфире «Орен-ТВ»

Максим Курников: — Каков механизм, кто это будет организовывать? Есть ли в регионах такие силы?

Алексей Навальный: — Есть центральный штаб, и если нужно будет организовать праймериз у вас, они сделают это организованно-централизованно из Москвы. Но при этом предварительные выборы будут абсолютно честные, и участвовать в них будут именно жители региона.

Максим Курников: — Где гарантия, что эти люди дойдут до выборов? Почему вы думаете, что их будут регистрировать?

Алексей Навальный: — Отличный вопрос. Такой гарантии нет. И власть будет заинтересована в том, чтобы сильные кандидаты были сняты в ходе регистрации. Но тем не менее мы делаем все, что возможно, будем апеллировать к избирателям, честно собирать подписи.

Максим Курников: — Алексей, значит ли это, что если в Оренбурге представителей «РПР-Парнас» зарегистрируют без проблем, то власть не рассматривает их как конкурентов?

Алексей Навальный: — Мы знаем, что они рассматривают нас как конкурентов. И каждый раз эти легенды, что мы не конкуренты, мы опровергали, в том числе на выборах в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске и так далее. Если они зарегистрируют наш список, значит, они боятся его не зарегистрировать. Если не зарегистрируют, значит, боятся зарегистрировать. Я знаю одно — в Оренбурге есть большое количество людей, которые выступают за выборы мэра, за то, чтобы не было коррупции, за прозрачную систему формирования ЖКХ, за то, чтобы деньги от уплаты налогов оставались в регионе. Таких людей много и они проголосуют за нас.

Алексей Навальный: 
«Хватит кормить Москву как федеральный центр»

Максим Курников: — Насколько муниципальные выборы сейчас в России имеют значение? Ведь по большому счету это выбор людей, которые будут сидеть в городском совете и ни на что не влиять, даже на выборы главы города теперь у нас в регионе, потому что его будет назначать губернатор через комиссию.

Алексей Навальный: — К сожалению, вы во многом правы. За последние годы у регионов и городов забрали все полномочия и деньги, и всем рулят какие-то дяди из Москвы или федеральные инспектора, федеральные округа, которых назначают эти дяди из Москвы. Тем не менее в выборах нужно участвовать, мы идем на выборы практически с федеральной политической повесткой, мы хотим использовать механизмы законодательной инициативы, который есть у региональных парламентов, чтобы на федеральном уровне приняли решение об изменении системы налогообложения. Чтобы деньги оставались в регионах, нам нужно сделать так, чтобы регионы об этом заявили. Сейчас парадоксально — регионы молчат. Неофициально в кулуарах они все возмущаются, почему Москва нас грабит. Но официальная позиция любого региона — продолжайте нас грабить дальше. Грабьте нас, нам это нравится.

Максим Курников: — Ну, что значит грабьте? У нас единая страна, в конце концов, та же Костромская область не виновата, что там нет нефти, а у нас она есть. Вот поэтому грамотно и распределяет Москва, разве нет?

Алексей Навальный: — Москва распределяет неграмотно, регионы, действительно, никогда не могут быть совершенно равны между собой, и, действительно, мы федеральная страна, и если люди где-то совсем бедны, и у них ничего не получается, мы должны им помогать. Однако есть четкий факт — полномочия и деньги должны быть там, где они нужны. И если зарабатываются деньги в регионе, они должны там и оставаться. Вы зарабатываете нефть, соответственно, строка налога на добычу полезных ископаемых. Мы не говорим, что в Оренбургской области должны остаться все деньги от нефти, но то, что у вас остается всего лишь два процента — это абсурд! Мы говорим об НДС, который полностью забирается из региона. Это абсолютно неправильная и уродливая система. Ни в одной федеральной стране такого нет.

Максим Курников: — Но есть регионы, которые не поддержат вашу позицию, возможно, области возле Москвы, Северный Кавказ...

Алексей Навальный: — Это поддержат все. Это же стимул, чтобы зарабатывать. Объясните, для чего в Оренбурге мэру, губернатору нужно создавать бизнесы? Чтобы бизнес платил НДС, а НДС уходил в Москву? Да нет. Просто сейчас все сделано так, что все в Москву. Хотя Москва как город, как субъект федерации тоже от этого счастья никакого не получает. 

Максим Курников: — Вы когда-то шли с лозунгом «Хватит кормить Кавказ», сейчас идете с лозунгом «Хватит кормить Москву»?

Алексей Навальный: — Москву как федеральный центр, безусловно, хватит кормить. Москва как город прекрасно выиграет от этой реформы. Сейчас в России семь регионов-доноров. Это уродливая система. Искусственным образом через ограбление регионов сделано так, что регионы все нищие. Вы же, Оренбургская область, зарабатываете деньги, но формально вы тоже дотационные.

Алексей Навальный: 
«Люди голосуют за КПРФ, 
потому что больше не за кого»

Максим Курников: — Алексей, вы сказали, что вас порадовало, что на последних выборах в Оренбургской области «Единая Россия» не набрала столько, сколько в других регионах, а на выборах в Государственную Думу она вообще была второй после КПРФ. Но подчеркну — после КПРФ. Это люди не либеральных взглядов или взглядов, близких вашим.

Алексей Навальный: — Это было протестное голосование. И это не особенность Оренбурга. В Москве в районах, где компактно проживает техническая интеллигенция, тоже голосуют за КПРФ, академгородок Новосибирска тоже голосует за КПРФ, почему? Потому что это протестное голосование. Этим людям не за кого голосовать. Именно поэтому мы сейчас делаем оппозицию нового типа, чтобы вы сами сначала решили, кто эта оппозиция, а потом поддержали этих людей на выборах.

Максим Курников: — Если их допустят, потому что по этому поводу есть большие сомнения.

Алексей Навальный: — Этого не нужно боятся, мы понимаем, что это решение Путина или каких-то других людей. Но мы должны делать то, что считаем правильным. Мы не можем ставить нашу политическую жизнь и деятельность в зависимость от их капризов. Мы имеем право идти на выборы, мы пойдем на эти выборы. Мы считаем, что думающие люди отдадут нам голоса, потому что, к большому сожалению, и коммунисты, и «Справедливая Россия» в этом составе Госдумы проявили себя не очень хорошо, голосуя за все репрессивные законы.

Максим Курников: — Алексей, а как вы теперь оцениваете свою тактику «Голосую за любую другую партию, кроме «Единой России»», когда смотрите на законы, которые принимают депутаты, прошедшие во многом благодаря этой тактике?

Алексей Навальный: — Я знал, что вы это спросите. Вы правы. Высокий результат «Справедливой России» во многих крупных городах — это во многом результат этой стратегии, которую я провозглашал и двигал. Считаю, что на тот момент мы были совершенно правы, другого варианта не было. К сожалению, ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия» оказались гораздо более пугливыми и боязливыми, чем мы надеялись.

Максим Курников: — Неужели они неискренне хлопают Крыму?

Алексей Навальный: — По Крыму, может быть, искренне, но я сомневаюсь, что они искренне голосуют за репрессивные законы, касающиеся правил проведения выборов, митингов, преследование некоммерческих организаций и так далее. Они голосуют за это несут какую-то чушь про иностранных агентов, но мы знаем, что они в это не верят. Я сотрудничаю с коммунистами по вопросам борьбы с незаконным обогащением, но по многим политическим вопросам они оказались трусоваты, к сожалению. И многие избиратели от них отвернутся и отдадут нам свои голоса.

Алексей Навальный: 
«Рейтинг Путина высокий, 
но это рейтинг одиночества»

Максим Курников: — Алексей, у вас есть социологический центр, и когда вы начали получать оттуда результаты, они вас не обескуражили?

Алексей Навальный: — Нас эти результаты обрадовали. С одной стороны, мы не нашли ничего нового, формально рейтинги Путина действительно высоки. Мы фиксируем те же самые 84%, что фиксирует ФОМ. Но это же рейтинг одиночества, рейтинг ситуации, когда никаких других политиков нет в стране. Но нас больше интересуют не рейтинги политиков, а отношение людей к коррупции и так далее. 

Максим Курников: — Вы мерили регионы?

Алексей Навальный: — Мы постоянно меряем регионы, нас меньше интересуют общероссийские вопросы. Сейчас мы замеряем те три региона, о которых я сказал: Калуга, Кострома и Новосибирск. После создания социологической службы я еще сильнее поверил в успех нашего дела, потому что мы знаем, что люди против коррупции, против незаконного обогащения, люди хотят выборов мэров городов.

Максим Курников: — Проблемы в разных регионах разные или в чем-то схожие?

Алексей Навальный: — Везде на первых местах рост цен, проблемы ЖКХ и так далее. Иногда отличается, например, с дорогам особенно плохая ситуация, где-то очевидный коррупционер мэр или губернатор. Урал, Сибирь по каким-то вопросам отличаются от Поволжья и так далее. Но в любых регионах и депрессивных, и процветающих, такие базовые демократические идеи как честные выборы, прямые выборы мэров и губернаторов, борьбу с коррупцией, независимую судебную систему поддерживают все. Поэтому несмотря ни на какие проценты рейтинга Путина, он в меньшинстве по этим вопросам против нас. Он назначает губернаторов, а мы хотим выбирать, и все вместе с нами хотят выбирать.

Максим Курников: — Сейчас все перечисленные вами принципы взял на вооружение Общероссийский народный фронт. Понятно как, но тем не менее.

Алексей Навальный: — Что значит взял? Они говорят про коррупцию. У меня очень простой вопрос фронту. Ваш народный фронт возглавляет сам Путин (а Фонд борьбы с коррупцией возглавляю я, не имеющий никаких полномочий), ну, так если вы говорите про коррупцию, обвиняете губернаторов, и Путин вас возглавляет, вы их снимайте. Зачем вы делаете публикации в моем стиле о госзакупках? Вы меняйте закон о госзакупках. Мы в Фонде борьбы с коррупцией написали поправки к закону, но мы их принять не можем. А у ОНФ большинство в Государственной Думе. Поэтому если заявляете, так делайте, потому что у вас большинство, у вас президент, у вас 84% — вперед.

Алексей Навальный: 
«Такие города, как Оренбург, 
перспективны для выборов»

Максим Курников: — Возвращаясь к выборам, вы думаете, что протестные голоса уходили и к Михаилу Прохорову?

Алексей Навальный: — На президентских выборах Прохоров аккумулировал либерально-демократический электорат. Но для нас проценты Прохорова — это узкая часть. Я не имею никаких претензий к Прохорову, но он все-таки специфический человек — это олигарх, ставший богатым в ходе приватизации, залоговые аукционы…  Позиция его по многим политическим вопросам была не очень ясной и достаточно двусмысленная, а сейчас он вообще ушел из политики.

Максим Курников: — Я почему вспомнил Прохорова, потому что чем больше звеньев, тем слабее система. Не боитесь ли вы, что внутри у вас начнутся какие-то внутрикоалиционные разборки и непонимание?

Алексей Навальный: — Коалиция — это всегда сложная вещь, внутри всегда идет сложный диалог, но я уверен, что у нас ничего не развалится, потому что в отличие от Прохорова мы реально независимые партии и участвуем в выборах не по указанию Путина, а потому что так нужно. Это суть политики — вечная конкуренция, борьба между лидерами, но в рамках нашей коалиции мы будем действовать эффективно вместе и добьемся результатов.

Максим Курников: — В каких регионах у вас есть шанс войти в городские советы или заксобрания, а где ставите задачу просто участия? Как вы оцениваете Оренбург?

Алексей Навальный: — Я не буду вам врать и не скажу, что мы занимаемся выборами в Оренбурге.

Максим Курников: — Мы это чувствуем и по партии прогресса и по «РПР-Парнас».

Алексей Навальный: — Нельзя объять необъятное, и единый день голосования был выдуман, чтобы оппозиции было сложнее.

Максим Курников: — Но по идее это же снизу должно идти. Скажите, почему если вы говорите о большом числе сторонников, почему нет этого массового движения снизу в таких городах как Оренбург?

Алексей Навальный: — Потому что нет форматов массового движения. Какое может быть массовое движение у партии прогресса, если ее не просто не пустили на выборы, а лишили регистрации? В Оренбурге массовое движение выражается в том, что у вас «Единая Россия» фактически терпит поражение. Такие города, как Оренбург, весьма перспективны для выборов и ими стоило бы активно заниматься, но то, что у вас нет выборов в сентябре 2015 года в Законодательное Собрание, снижает наш интерес к этим выборам. Но я уверен, что в Оренбурге есть интересные политики, которые пойдут на эти выборы и будут бороться.

Алексей Навальный: 
«По каждому факту рано или поздно 
будут уголовные дела»

Максим Курников: — Алексей, от вашего Фонда борьбы с коррупцией в последнее время больше всего достается Якунину. Почему именно он, а не Сечин, например?

Алексей Навальный: — Мы занимаемся всеми, просто коррупция Якунина самая простая для расследования. Его поместье приходи и фотографируй — это же все видно! Это во-первых, а, во-вторых, РЖД — это специфическая монополия, это люди, которые отменяют электрички по всей стране, которые постоянно поднимают тарифы и клянчат дополнительные государственные деньги. Сам Якунин позиционирует себя не просто как госменеджер, а как политик, который постоянно обличает общество потребления и неких иностранных агентов, к которым относит таких людей, как я.

Максим Курников: — Алексей, как много ваших расследований расследуют следственные органы? Есть ли хоть одно, которым занялись?

Алексей Навальный: — Вы задаете вопрос, который звучит так «Расследует ли Путин свою собственную коррупцию»? Ответ, нет, он не хочет расследовать свою собственную коррупцию, поэтому мы публикуем эти факты, по каждому факту рано или поздно будет возбуждено уголовное дело, но мы не можем похвастаться, что у нас много формальных расследований.

Максим Курников: — Алексей, спасибо, что вышли на связь, до свидания!

Алексей Навальный: — Спасибо вам.

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Сергей Корносенков
Урал56.Ру
23.05.2015 Область

Календарь материалов

Сентябрь
2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25
26
27
28
29
30


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на наш канал в Viber

9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел