17 мая 2022 • Вт • 20:07
$ 63.44 € 65.82
Сейчас:
+9°C
Днем
+16°C
Вечером
+14°C

«Для фотографов здесь бездна работы…» Интервью с Сергеем Максимишиным — автором фотокниги к юбилею AKKERMANN CEMENT

Александра Ерышева, Урал56.Ру
02.03.2022
544
Сергей Максимишин
Любителям фотографии имя Сергея Максимишина говорит о многом — победитель международных конкурсов, педагог, человек с богатейшим жизненным и профессиональным опытом.

Сергей — фотограф-документалист, который показывает жизнь без прикрас. Во многом поэтому он станет автором фотокниги к юбилею AKKERMANN CEMENT. 


Александр Бондаренко: — У нас на днях было видеосовещание, когда я сказал, что готовим интервью с Максимишиным, сразу несколько голосов: «Вау-вау, привет ему!» Вас знакомо слово «слава»?

Сергей Максимишин: — Нет, фотограф же не публичный человек и такого: смотрите, Максимишин пошел… нет. Я студентам говорю: если вы решили стать фотографами-документалистами, знайте: у вас не будет ни славы, ни денег. Но есть люди, которых это устраивает.

Александр Бондаренко: — У меня подготовка к интервью с вами заняла часа четыре, а вы долго готовитесь к выезду?

Сергей Максимишин: — Чем дальше ехать, тем дольше… Читаю все, что могу найти на трех доступных мне языках. Часто какие-то идеи приходят при просмотре фотографий из тех мест: любитель снял и не заметил важного, а я за это цепляюсь.

Александр Бондаренко: — Много приходится ездить?

Сергей Максимишин: —  Сейчас — нет. Я же всегда работал на журналы, а они умерли… Очень много работал с «Огоньком», с «GEO», с «Русским репортером». Со студентами езжу раза три в год, случаются корпоративные съемки. Иногда что-то придумываю для души, вот осенью собираюсь повторить путь Афанасия Никитина в Индию. А лет 10 назад я появлялся дома 2-3 дня в месяц. Но тут есть свои минусы, нельзя так много путешествовать: одна поездка вышибает у тебя из головы другую и вообще ничего не остаётся. Я иногда смотрю свои фотографии с удивлением.

Александр Бондаренко: — Неужели я это снимал?..

Сергей Максимишин: — Да, удивительно, я там был, оказывается.

Золотое сечение

Александр Бондаренко: — Нужно врожденное чувство масштаба кадра или этому все-таки учишься? 

Сергей Максимишин: — У меня есть позиция: в фотошколах людей учат композиции, а по мне это дурное дело, потому что знание классической живописной композиции разве что помогает понять, почему у тебя снимок не получился. Иногда нажать на затвор нужно в долю секунды и тут никакие знания не помогают, должен быть инстинкт. Моя жена любит рассказывать, что когда она меня просит даже гвоздь забить, то потом можно хоть линейкой мерить — будет золотое сечение…

Александр Бондаренко: — Заглянем в будущее? Светопись останется как жанр или выродится во что-то вроде наскальных рисунков?

Сергей Максимишин: — Останется, но… каждому жанру свое время, 60-е были годами поэзии, поэты стадионы собирали. А сейчас я даже не знаю, сколько поэтов в России, последний, за которым следил, был Кибиров. И стадион они точно не соберут. В 70-е годы было кино, а с середины 90-х — фотография.

Александр Бондаренко: — Когда у всех появились мыльницы?

Сергей Максимишин: — Когда у всех появились камеры. Моя жена брезгливо говорила: никогда ее не возьму в руки, потому что это есть у всех. А сейчас пришло время короткого видео.

Александр Бондаренко: — Вы за Тик-Ток?

Сергей Максимишин: — Там есть серьезные вещи. Видео информативнее и в 90-е оно не победило фотографию потому что не было персональных кинотеатров. А теперь у каждого в телефоне и монтажная студия, и плеер. Это родит свои шедевры, никаких сомнений. А фото… помните, раньше была пленка? и цифра будет уделом зануд и эстетов.


Лучшие — в России

Александр Бондаренко: — Вы активно пишите в соцсетях, это средство поддержания интереса к себе или потребность делиться не только картинкой, но и словами?

Сергей Максимишин: — Я люблю, встречаясь с друзьями, байки рассказывать: где был, что видел, благо, работа как раз про это.  «Фейсбук» — прекрасная возможность делиться впечатлениями с большим числом людей. А еще это инструмент, я там общаюсь со студентами, например. Лет пять назад понял, что выгоднее продавать фотографии за лайки, чем за деньги. Гонораров тут нет, но люди меня читают, смотрят… А потом покупают мои книжки, идут ко мне учиться, заказывают съемки.

Александр Бондаренко: — Вчера, кстати, в фейсбучном аккаунте завода Кубаньжелдормаш пишут: Максимишин приехал снимать производство, а там людей нет, одни машины, давайте, пригласите его к себе…

Сергей Максимишин: — Так это и работает. Я вчера написал, что меня впечатлило качество заводской спецобуви, а сегодня мне сказали – забирай. Посмеялись: ну куда я повезу эти ботинки?  Но благодаря соцсетям босым не останусь, случись что. 

Александр Бондаренко: — Есть у вас понимание: без каких качеств нет фотографа?

Сергей Максимишин: — Любопытства и умения удивляться. Фотография может быть плохой и удивительной, но хорошей и не удивительной — никогда.

Александр Бондаренко: — А вы следите за новыми именами? И где?

Сергей Максимишин: — «Фейсбук» все покажет, у меня большая лента, я точно ничего не пропущу.

Александр Бондаренко: — И где сейчас лучшие авторы?

Сергей Максимишин: — У меня ощущение, что в России. Очень много новых имен, на самом авторитетном конкурсе фотографов WorldPressPhoto наша молодежь бьет всех. Парадокс — денег особых нет, а людей в профессии все больше и больше. Может это эффект офисного планктона: тьма народу занимаются полной фигней вроде учета товаров на складе и им надо самовыражаться. Вот и живут второй жизнью как фотографы.

Кстати, в провинции часто рассматривают удаленность от столицы, как недостаток, а это преимущество! Ты живешь здесь и вся Оренбургская область — твоя, конкурентов нет. Россия самая не снятая страна мира, здесь тьма фантастических историй, а я не знаю ни одного фотографа из Оренбурга. Я приезжаю в Магадан с мастер-классом, мне приносят портфолио. И я офигеваю, потому что вижу Гоа, Намибию, Кубу и ни одной фотографии из Магадана. Да любой западный фотограф удавится за возможность попасть в Магадан, а вы живете на золоте и ездите снимать Гоа…Ведь фотография из Магадана — это не обязательно фотография о Магадане, большая беда, что люди не понимают своего счастья. Великий фотограф Саша Кузнецов живет в Красноярске и делает там невероятные вещи, Логинов покойный жил в Магнитогорске…

Топливо мотивации

Александр Бондаренко: — Снимок по поводу которого вы думаете: черт, почему под ним не моя подпись?

Сергей Максимишин: — Отдельный кадр интересен мне только как часть истории. Я страшно завидую, что историю про град Китеж снял швед, а упавшие ступени ракет на Алтае норвежец Джонас Бендексон. Моя самая успешная история — про поселок Шойна в ненецком округе, который засыпает песком. В институтском театре мы ставили «Женщину в песках» Кобе Абэ и кто знал, что я это увижу наяву?..

Александр Бондаренко: — Усталость не накрывает?

Сергей Максимишин: — Я стал ленивым, меня трудно удивить. Помогают студенты, не готов от них услышать «Акела промахнулся!», это мотивирует. Но усталость и выгорание — это проблема, когда  объездил почти весь мир.

Александр Бондаренко: — Есть Илон Маск, который обещает заселить Марс…

Сергей Максимишин: — Я же людей снимаю, а их там пока нет. Кстати, главная сложность с AKKERMANN — тотальная автоматизация производства: огромные цеха управляются с пульта парой-тройкой человек. А вообще здесь я увидел капитализм с человеческим лицом: на обеды дотация 200 рублей, красивая и качественная спецодежда. В мае, кстати, вернусь сюда поработать, и с желающими поговорим о фотографии в путешествиях…

Фото: Резеды Яубасаровой, Ирины Бондаренко, Сергея Максимишина

На правах рекламы


Новости быстрее, чем на сайте, в нашем Telegram. Больше фотографий и комментариев в нашей группе ВКонтакте.

Александра Ерышева
Урал56.Ру
02.03.2022 Область

Календарь материалов

Май
2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на наш канал в Viber

9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел