104.1
7 мая 2021 • Пт • 07:03
$ 74.58 € 89.68
Сейчас:
+5°C
Утром
+11°C

Оренбургский ретродетектив. Серия 4, год 1921: как крестьянин-красноармеец антисоветские страсти в темных массах разжигал

Павел Лещенко, Урал56.Ру
05.04.2021
2284

1919 год, красноармейцы в освобожденном от белых Челябинске (тогда – уездный город Оренбургской губернии)

А мы продолжаем рассказывать о преступлениях, совершенных на территории Оренбургской области в давно прошедшие времена. Сегодня отправимся ровно на 100 лет назад… Итак, год 1921: Гражданская война официально закончена, хотя на Дальнем Востоке еще гремят сражения. Кое-где в новом государстве вспыхивают мятежи, крупные и мелкие: крестьяне, недовольные коллективизацией и продразверсткой, берут в руки оружие. В Тамбовской губернии создается 50-тысячная партизанская армия, против повстанцев выставляют регулярные войска под командованием Тухачевского, которые выкуривают крестьян из лесов с помощью химического оружия. Время от времени и на территории Оренбуржья возникают «кулацкие» и «белоказачьи» банды… Вот на этом историческом фоне в Саре, расположенной между Кувандыком и Орском, и было совершено следующее преступление, описанное в архивной папке с надписью на титульном листе: «Дело по обвинению Евдокимова Осипа Александровича в разжигательтсве страстей против Соввласти».

 

«Как сорвался с цепи, стал агитировать против Советской власти…»

30 марта 1921 года в комнату для дежурных милиционеров на железнодорожной станции Сара вошел человек в красноармейской шинели. Это был 27-летний парень… Впрочем, это для нас сейчас он парень – тогда люди взрослели куда быстрее, гость считался мужчиной солидных лет. Он, как потом выяснилось, был главой большого семейства, «сам-седьмой», то есть отец пятерых детей. Так вот: гость представился красноармейцем, едущим в отпуск в родную деревню, попросился переночевать – не июнь месяц на дворе, сыро и холодно. К тому же устал: не дождался в Кувандыке поезда, потопал по шпалам в Сару пешком, а это путь в 55 километров, весь день шел. Да и болен: отпуск в полку предоставили для поправления здоровья…

Милиционеры, будучи такими же, как и он, крестьянами, поставленными под ружье для отстаивания завоеваний революции, вошли в положение, пустили незнакомца в помещение, налили горячего чаю. Чтобы не уснуть на скучном ночном дежурстве, они принялись болтать с путником: откуда да куда, да что видел, да как живется в других городах и селах народу, освобожденному от ига царской власти?


1918 год, митинг в Верхнеуральске

Гость обогрелся, проникся добрым отношением к себе, разговорился. И, неожиданно для милиционеров, принялся клеветать на Советскую власть: горячо, многословно, зло. Вот как об этом рассказал один из слушавших – железнодорожный милиционер Федор Постиков, 21-го года от роду, ранее «занимавшийся хлебопашеством», потом воевавший в Гражданскую, и, наконец , отправленный охранять порядок на станции Сара:

Он как сорвался с цепи, стал говорить, агитировать против Советской власти. Говорил, мы сражались против буржуев, а теперь их разбили, а нас, красноармейцев, обобрали, давят нас, разве это порядок… Кроме этого он указывал на продотряды, которые работали самостоятельно, и они хлеб отбирали у бедных. А у комиссаров, в которых он участвовал обысках, находили по 40 и по 50 пудов муки, и вообще, комиссарские жены, можно встретить в городе, торгуют хлебом, мясом.
Напуганные такими кощунственными речами, милиционеры гостя скрутили, посадили под замок, а наутро отправили его в Кувандык – путь, проделанный только что пешком, он снова преодолел в вагоне, но под стражей. 5 апреля он сидел в кабинете помощника уполномоченного по Кувандыкскому ОДТЧК (отдел дорожно-транспортной чрезвычайной комиссии – чекисты-транспортники) и давал показания.

 

Протокол допроса красноармейца Евдокимова


Протокол допроса. Чернила за 100 лет выцвели и расплылись, каждое слово приходится подолгу разбирать в сильном увеличении

Я, Евдокимов Осип Александрович, бывшее сословие крестьянин, 27 лет, женат (сам-седьмой), беспартийный, образование домашнее, красноармеец 176-го полка войска ВНУС [войска внутренней службы – позднее внутренние войска]. Полк наш стоит в городе Орске. Наша же 6-я рота перед Рождеством была откомандирована в Кустанайский уезд, Федоровский район для работы в продотряде. Там я заболел, был на комиссии, где меня врачи признали больным и выписали постановление об отпуске на один месяц для поправления моего здоровья. Теперь я еду в город Орск в штаб моего 176 полка для получения документов для отправки в отпуск. На ст. Кувандык я прибыл на поезде, а из Кувандыка я отправился пешком по направлению Орска, дошел до ст. Сары, где зашел в дежурную милиционерскую. Попросился у них переночевать, они мне разрешили переночевать.

После этого меня спросил какой-то милиционер, откуда я иду. Я ему ответил, что еду из Кустаная. Он спросил, как там дела. Я ему ответил, что дела плохи, так как у крестьян весь хлеб забрали. Потом я говорил, что в городах хлеба полно, а крестьяне сейчас дохнут с голоду. Да, говорил эти слова.

По пути моего следования из Кустаная я встретил своего отца на ст. Толкай [каким-то чрезвычайно извилистым оказался путь красноармейца Евдокимова из Кустаная в Орск: станция Толкай находится возле самой Самары – то ли так была в те времена устроена сеть железных дорог, то ли уполномоченный, который вел допрос, что-то исказил; например, Евдокимов возвращался в Орск из отпуска, с малой родины, а не собирался в него]. Я спросил своего отца, можно ли дома взять хлеба. Отец мне ответил, что хлеба дома нету, так как хлеб у нас весь забрали, и на семена не оставили, а подводы завернули к городу Бугульме.

Что же касается, что я говорил, что в городах хлеба много, то я видел в городе Кустанае у одного пудов 30 [480 кг] муки. Кроме того, мне говорили кустанаевские курсанты, что в Кустанае у всех хлеба много. Что же касается, что продотряды бьют крестьян, когда выгоняют подводы, что заставляет начальство бить прикладами – да, я это говорил. Что дрова возят в крытых вагонах, а пшеница преет на платформах. То же самое я говорил, что крестьяне как были в ярме, так и не вылезут никогда из ярма, да, я говорил: вот свобода.

Вот придет крестьянин просить и говорит, что я не в силе вывести продразверстку, а его спрашивают: а у тебя дома что есть? Крестьянин отвечает: да, есть одне столбы. Тогда крестьянину отвечают: когда у тебя [совсем] ничего не будет, тогда не будем с тебя брать разверстку.


1919 год, Шадринск. Продразверстка: изъятое у крестьян зерно грузят на подводы 

Также я говорил, что в прошлый год собрали около 30 тысяч пудов картошки, свалили на берегу Волги и не отправили своевременно. Картошка большая часть померзла. А потом мерзлую стали выдавать нам, это я видел своими глазами. Да, сказал, что у крестьян отбирают, а до дела не доводят. Потому что свобода: правду говорить нельзя. А как скажешь правду, так сейчас же арестуют, но идейный коммунист не арестует, чего бы ты не говорил.

Что же касается разговора про жен комиссаров, да, я говорил, что жены комиссаров торгуют салом, маслом и хлебом. Я сам был на обыске у двух коммунистов и нашел у них по 10 пудов муки.

Вызвало меня на этот весь разговор то, что я надеялся заехать домой, взять дома хлеба, а дома есть нечего, и потому я стал говорить эти слова. Больше показать ничего не могу.

 

9 месяцев мытарств по тюрьмам Оренбургской губернии

В общем, картина понятна: крестьянин Евдокимов, призванный в Красную Армию и успешно «бивший буржуев», по окончании Гражданской получил новый приказ: охранять продотряды, собиравшие по селам зерно. Смотрел, как у таких же, как он сам, как его отец и дед, крестьян, отбирают последнее. Сам пахавший землю, он понимал: если люди останутся без семян на следующий год, их ждет голодная смерть (и был прав: летом-осенью 1921 года, когда он уже сидел в тюрьме, на Южный Урал и Поволжье пришел страшный голод, люди умирали массово, повсеместно регистрировались случаи каннибализма). Он по распоряжению начальства бил прикладом этих крестьян, пытавшихся спорить с комиссаром, прятавших хлеб. При этом с болью наблюдал за тем, как продукты, которые могли бы спасти человеческие жизни, разбазариваются: картошка мерзнет под снегом на берегу Волги, зерно преет под дождями на открытых железнодорожных платформах… И – как завершающий штрих – он видел (или слышал), что в городе ситуация совсем другая, что рабочие не голодают, а иные «неискренние коммунисты» умудряются еще и руки нагреть на крестьянской беде, спекулируют изъятыми продуктами!


Декабрь 1921. В Бузулуке не успевают хоронить умерших от голода, смерзшиеся тела лежат на кладбище кучей

Видимо, Евдокимов рассчитывал, что саринские милиционеры, такие же сиволапые мужики, его поддержат, зададутся мыслью: как вышло, что воевали за счастье трудящихся, а теперь приходится воевать с самими трудящимися?..


Уведомление с подписью обвиняемого Евдокимова

6 апреля 1921 года помощник кувандыкского уполномоченного Ознобин сделал вывод: Евдокимов, безусловно, виновен, и вручил ему уведомление: «вы обвиняетесь в страстей в массах против Совет. власти». Евдокимов расписался в получении; но, очевидно, заниматься этим делом Ознобину совсем не хотелось, и он решил сбыть проблемного обвиняемого с рук – передать орским коллегам:

Все слова, сказанные Евдокимовым, в той плоскости, что Советская власть ведет страну к полнейшей гибели… Все свои сказанные слова Евдокимовым яркими фактами не подтверждаются, а, опираясь на одну или две личности, в разговоре с милиционерами он указывал вообще на Советскую власть, поэтому, основываясь на вышеизложенном, считаю Осипа Евдокимова вполне виновным, как разжигающаго страстей среди темных масс против Сов. власти. И, как присвоенная часть красноармейца Евдокимова находится в Орске, полагал бы дело по обвинению красноармейца Евдокимова отправить в политбюро г. Орск.
Однако орские чекисты тоже не очень-то желали разбираться в том, что в задушевном разговоре нагородил наивный полуграмотный крестьянин, и они не быстро (только 15 октября – Евдокимов отсидел уже больше полугода), но нашли повод избавиться от него. Вот такую справку подписал уполномоченный Орского политбюро (то есть «испытанный коммунист», который был прикреплен к начальнику уездной милиции, назначенный коллегией губернской ЧК и утвержденный начальником губернской милиции). Фамилию его разобрать не удалось, уж очень небрежным почерком сделана записка:

Принимая во внимание, что полк, в котором находился обвиняемый Евдокимов, выбыл в Оренбург, полагаю полагаю настоящее дело со всеми материалами направить в Оренбургское п/бюро на дорасследование.
Оренбургскому уполномоченному пришлось-таки «дорасследовать» дело. Хотя, собственно, что там расследовать? Обвиняемый дал признательные показания давным-давно, никаких новых документов в тонкой папочке не прибавилось… Видимо, расследование завершилось сразу же, как у уполномоченного дошли до него руки.


Заключение уполномоченного Шаляпина

И вот «1921 года декабря 26 дня» (Евдокимов находился под стражей уже почти 9 месяцев) очередной уполномоченный с фамилией Шаляпин написал простым карандашом такое заключение:

Розсмотрев дело по обвенению кр-ар 281 полка (быв. 1176 полка) [за время, что Евдокимов провел в тюрьме, его часть сменила и номер, и место дислокации] в разжигательстве темных масс против Сов-власти, против Евдокимова Осипа… Пологаю, дело направить в вое. Губ. Ревтребунал на усмотрение.

 

«Дело прекратить за маловажностью»

Мытарства красноармейца Евдокимова по тюрьмам Оренбургской губернии подошли к концу. 9 дней спустя следователь ревтрибунала Селиверстов подвел под его эпопеей черту:

1922 года января 4 дня я, следователь Оренбургского объединенного ревтрибунала Селиверстов, рассмотрев дело, переданное из Оренбургского райполитбюро, по обвинению красноармейца 176 полка ВНУС Осипа Александровича Евдокимова в агитации против Советской власти, нашел: …зайдя в дежурную комнату милиции, где в это время находились агент Ташкентской ж.д. Росяев и милиционеры Постиков и Восков, начал вести с названными лицами разговор на тему о положении Республики и резко обвинял Советскую власть в неправильных действиях… Допрошенный в качестве обвиняемого Евдокимов показания свидетелей подтвердил. На основании следственного материала совершенно нельзя усмотреть злостной агитации, а лишь чисто обывательский разговор. Принимая во внимание, что преступление это совершено 30 марта 1921 года, то есть до амнистии ВЦИК от 4.ХI.1921 года, постановил: дело о Евдокимове прекратить за маловажностью. Настоящее заключение вместе с делом отправить на утверждение в Комиссию РТ [Ревтрибунала].
Амнистия, о которой говорил следователь Селиверстов, была объявлена «в ознаменование 4-й годовщины власти трудящихся и в связи с окончанием гражданской войны и переходом на мирное строительство». Тогда от ответственности были полностью освобождены все «сектанты, не связанные с контрреволюционными организациями, осужденные за невыполнение продразверстки, участники Кронштадтского мятежа, дезертиры Гражданской войны». Была там важная оговорка, которая, вероятно, и спасла жизнь Осипа Евдокимова: «амнистия распространяется на… рабочих и крестьян, вовлеченных в движение по малосознательности».


Постановление, открывшее для бывшего красноармейца двери тюрьмы

Еще две недели спустя состоялось заседание губревтребунала в составе неких Башилова, Кочкина и Галкина. Они ожидаемо утвердили заключение Селиверстова: бывший волжский крестьянин и бывший орский красноармеец Осип Евдокимов был освобожден. Под арестом он пробыл в общей сложности 9 месяцев и 19 дней. И, по большому-то счету, очень легко отделался: вздумай он вести подобные речи лет 5 спустя, все закончилось бы куда быстрее и хуже.



 

Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» и лично директора Ирину Джим, а также начальника отдела публикации и научного использования документов Ксению Попову.

Контакт с редакцией

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *

Павел Лещенко
Урал56.Ру
05.04.2021 Область

Календарь материалов

Май
2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на наш канал в Viber

9 октября в Орске отключат свет 8 октября в Орске отключат свет 4 октября в Орске отключат свет 3 октября в Орске отключат свет Перейти в раздел