13 декабря 2017 • Ср • 08:11 Сегодня: -11... -10°C Завтра: -13... -11°C $ 58.84 € 69.30

Фонд «Право Матери» вступился за оренбурженку, чей сын покончил с собой в армии

Парень повесился после изнасилования сержантом

3663 0
16.07.2015 Область
Баннер на сайте Фонда «Право Матери» 
Баннер на сайте фонда «Право Матери»

В фонде «Право Матери» рассказали журналистам Урал56.Ру о своей позиции в судебном процессе по делу матери солдата, покончившего жизнь самоубийством после насилия со стороны старослужащих. Особый акцент в своем комментарии юристы фонда делают на роли министерства социального развития Оренбургской области, которое, как они считают, незаконно отказало в социальной поддержке матери, пережившей страшную трагедию. 

Напомним, жительница Оренбурга, чей сын погиб при прохождении воинской службы в Южной Осетии в 2013 году, добивается социальных выплат. Оренбуржца в течение нескольких месяцев избивали сослуживцы, затем младший сержант изнасиловал его, после чего молодого человека нашли в петле мертвым.

14 июля 2015 года в Центральном районном суде Оренбурга состоялось первое заседание по делу матери погибшего призывника. На сайте фонда приводится сообщение о том, как проходило первое судебное заседание. 

Представитель военного комиссариата Оренбургской области Аксана Конкольняк и представитель Министерства Обороны Татьяна Белоусова заявили, что поддерживают исковые требования фонда «Право Матери» и просили удовлетворить иск. Представитель Министерства Обороны отметила, что у страховой компании при выплате матери погибшего страховки не возникло никаких вопросов, все выплатили без проблем. Однако представитель Министерства социального развития Оренбургской области Марина Половкова отказалась признавать исковые требования, выдвинутые фондом.

— Несмотря на то, что законодатель не разграничивает понятия «гибель» и «смерть», у истицы написано в документах «умер», а не «погиб», а мы считаем, что должно быть написано «погиб», а не «умер», — заявила представитель министерства социального развития области.

Табличка на здании Центрального районного суда Оренбурга 
Табличка на здании Центрального районного суда Оренбурга

Портал Урал56.Ру уже приводил позицию областного министерства соцразвития, согласно которой чиновники сами инициировали судебное дело, поскольку только судебное решение при отсутствии подтвердительного документа могло стать основанием для назначения льгот. В данной публикации редакция приводит комментарий юристов Фонда «Право Матери». 

Окончательную точку в споре поставит суд.

Комментарий фонда «Право Матери» 
по делу матери погибшего солдата:

«На наш взгляд, роль Министерства социального развития в этой некрасивой истории предельно ясна и однозначна. Министерство социального развития Оренбургской области незаконно отказало в выдаче удостоверения о праве на меры социальной поддержки матери, которая пережила страшную трагедию. 

Меры социальной поддержки — та небольшая помощь (1345 рублей ежемесячно и 50% оплаты коммунальных услуг), которые законодатель предусмотрел специально для таких родителей, как наша истица, — оказывается, невозможно получить, просто написав заявление в отдел социальной защиты населения, за них надо выдержать судебную битву! (Будто мало нашей подопечной уголовного судебного процесса, в котором мы вместе боролись за то, чтобы подонки, издевавшиеся над ее сыном, понесли реальное, а не условное, наказание за свои действия).

Утверждение чиновников Минсоцразвития, что мать погибшего якобы предоставила «неполный» комплект документов, является безосновательным — все необходимы для выдачи удостоверения о праве на меры соцподдержки документы были нашей истицей предоставлены. Этими документами являются извещение о гибели (которое выдает военкомат) и выписка из приказа командира части; никакой дополнительной справки из военкомата для выдачи удостоверения не требуется, что подтвердили сами представители военкомата в суде 14 июля 2015 года

Важно понимать, что любые «административные регламенты» областного Министерства являются самыми нижестоящими актами в иерархии российского законодательства. Чиновники, получающие за свою работу хорошие деньги, обязаны знать и понимать эту иерархию и всегда помнить, что лишать гражданина права, гарантированного ему федеральным законом — значит самому совершать правонарушение.

Наша подопечная является матерью военнослужащего, умершего 31 августа 2013 года при исполнении обязанностей военной службы. В связи с этим истица получила право пользования мерами социальной поддержки, предусмотренными ст. ст. 21, 23.1 Закона «О ветеранах». В соответствии со ст. 28 Закона меры социальной поддержки предоставляются на основании удостоверения установленного образца.

С заявлениями о выдаче удостоверений истица обратились в Министерство социального развития Оренбургской области (через Отдел социальной защиты населения в г. Оренбурге), откуда получила отказ от 15.05.2015 г. № 1396, мотивированный тем, что право на меры социальной поддержки якобы имеют только родители «погибших» военнослужащих, а сын истицы «умер» при исполнении обязанностей военной службы.

Из документов, представленных суду, видно и ответчиком не оспаривается, что смерть сына истицы связана с исполнением обязанностей военной службы.

При этом, «погиб» и «умер» для законодателя это равнозначные понятия. В законе «О ветеранах» неоднократно проводится параллель между понятиями «погиб» и «умер». Ст. 21 так и называется: «Меры социальной поддержки членов семей погибших (умерших) инвалидов… ветеранов…» 

В соответствии с п. 2. этой же статьи родителям погибшего (умершего) военнослужащего меры социальной поддержки предоставляются независимо от нахождения на иждивении и получения любого вида пенсии и заработка.

В Законе «О статусе военнослужащих», как и в Законе «О воинской обязанности и военной службе» также не содержится различия толкований понятий «умерший» и «погибший». Указанные понятия приравнены друг к другу, то есть являются тождественными. То есть понятия «умер» и «погиб» при разрешении вопроса о праве на меры социальной поддержки правового (определяющего) значения не имеют. Значимым обстоятельством является связь смерти солдата с исполнением обязанностей военной службы.

Таким образом, юридическое значение для разрешения вопроса о назначении мер социальной поддержки родителям погибших военнослужащих имеет лишь одна формулировка «…при исполнении обязанностей военной службы».

У министерства были все необходимые законодательные основания удовлетворения заявления истицы безо всякого суда».

Справка Урал56.Ру

Фонд «Право Матери» — общественная организация, ведет свою историю с 1989 года, когда в журнале «Юность» после полугодичного противодействия военной цензуры, состоялась публикация статьи «Ржавчина» молодой журналистки Вероники Марченко, посвященной гибели наших солдат в армии, которая вызвала огромный резонанс. Родители погибших солдат впервые узнали, что они не одиноки в своем горе, что случаи вопиющего нарушения прав человека в армии — типичны и их огромное количество.


Фото на сайте фонда «Право Матери»

Эпиграфом на сайте фонда написаны слова писателя А. П. Чехова: «Государство — не Бог. Оно не имеет права отнимать то, что не может вернуть, если захочет».

Защищая права матерей, фонд использует средства гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации и на основании конкурса, проведенного Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство».

Сервис комментирования материалов сайта Ural56.Ru не является частью сайта Ural56.Ru, а предоставлен сервисом hypercomments.com. При размещении комментария редакция сайта в целях Вашей безопасности просит не размещать персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно. *


Подпишитесь
на наш Telegram

Подпишитесь на нашу
email-рассылку


Атлантида
12 декабря в Оренбурге не будет света 10 декабря в Оренбурге отключат свет С 9 по 11 декабря в Орске отключат свет 7 декабря в Оренбурге отключат воду Перейти в раздел